Городская думаИсполнительный комитет

 

Сложный в постановке, легкий в прочтении

На Нуриевском фестивале показали «Спартака».
Опубликовано: 18.05.2012 11:29
 
Сложный в постановке, легкий в прочтении
(KZN.RU, 18 мая, Алиса Розанова). Балет «Спартак» в хореографии Георгия Ковтуна открыл XXV Международный фестиваль классического балета им. Рудольфа Нуриева.

Премьера балета состоялась в Татарском государственном академическом театре оперы и балета им. М.Джалиля в октябре 2008 года. С тех пор ни один Нуриевский фестиваль не обходится без «Спартака», удачно сочетающего классическую хореографию с модерном, а с 2012 года он включен в программу «Культурной Универсиады-2013». В этом году спектакль шел 2 дня – 15 и 16 мая.

В первый день танцевали исключительно артисты ТАГТОиБ им. Джалиля, во второй – заглавную партию Спартака исполнил гость фестиваля из Михайловского театра Санкт-Петербурга Александр Омар. Дирижировать балетом на музыку Арама Хачатуряна приехал маэстро из Еревана Карен Дурганян (Армянский государственный театр оперы и балета им. Спендиарова). Всего в спектакле заняты более 200 человек, среди которых не только балетная труппа театра и учащиеся Казанского хореографического училища, но и хор театра в полном составе.

Либретто для этого хореографически сложнейшего балета с непростыми поддержками, полетами и акробатическими трюками, Георгий Ковтун написал сам. Примечательно, что это уже второй «Спартак», который поставил одесский хореограф. Первый также по либретто собственного сочинения был поставлен Георгием Ковтуном за полгода до казанской премьеры в апреле 2008 года в Михайловском театре. Спектакли несколько различаются сюжетом и хореографией, однако оба представляют собой наиболее зрелищные в репертуаре петербургского и казанского театров постановки.

Однако в отличие от хореографии, в интерпретации балет предельно прост. По словам известного балетного критика, драматурга Сергея Коробкова, приехавшего на Нуриевский фестиваль в качестве ведущего, эта история отсылает к библейским братьям Каину и Авелю или к Ромулу и Рему, основателям великого Рима. «У каждого из братьев свой путь, за которым интересно следить, так как темой «Спартака» Георгия Ковтуна становится человек как таковой – его сложный состав, его грубость и нежность, возможность любить и предавать, отстаивать и сдавать свои позиции», - рассказал Сергей Коробков.

Отходя от исторических реалий, Спартак (Александр Омар) и его антагонист – полковник Красс (Нурлан Канетов) представлены у Ковтуна неразлучными братьями, вскормленными Матерью-волчицей (Алина Штейнберг). Жизнь братьев и их подруги Ливии (Кристина Андреева) безмятежна до появления юной Клавдии (Александра Елагина), в которую влюбляются и Спартак, и Красс, что навсегда разделяет их. Оба танцовщика справились с ролями равной долей мастерства и артистизма, чувства и мотивы поступков Спартака и Красса понятны зрителям с первой сцены.

Запоминаются сложные партии любовного танца Красса и Ливии на пиру, наполненные страстью и эротизмом. По контрасту с ними взаимоотношения Спартака и Клавдии даже в сцене прощания перед последней битвой братьев подчеркнуто целомудренны и нежны.

Эмоции героев в спектакле предельно усилены, а практически постоянное присутствие на сцене многочисленной «массовки» помогает обрисовать интонацию ситуации и подчеркнуть чувства героев. Сам спектакль изобилует бытовыми деталями жизни римских патрициев, начиная от пиров, приближенных к оргиям, и заканчивая гладиаторскими боями. Эти детали постановщик стремится сделать максимально достоверными – начиная с хореографии и заканчивая костюмами и постановкой батальных сцен, когда мечи звенят и высекают искры, а «убитых» оттаскивают за кулисы при помощи специального посоха-крюка.

Видя, что Клавдия отдает предпочтение Спартаку, Красс похищает брата и отвозит его в школу гладиаторов. Ливия остается на стороне Красса, и когда Спартак становится предводителем восстания, при помощи гетер помогает Крассу разгромить лагерь повстанцев. Ковтун достоверно показывает мученическую казнь беглых гладиаторов и присоединившихся к ним рабов на крестах.

Кристина Андреева предельно органична – видно, что эта непростая роль доставляет ей удовольствие. Ливия уверена в себе и весьма опасна: за кажущейся легкостью и грациозностью юной девы скрывается характер великой силы, в равной степени способный и на предательство, и на смерть в порыве раскаяния. Ливия добровольно участвует в акции обольщения гладиаторов, и, как истинную дочь своего времени, ее не мучают угрызения совести, когда по ее вине казнят тысячи человек.

На фоне Ливии «голубая героиня» Клавдия несколько теряется. «Неземная», далекая от интриг «вечная любовь» - характер Клавдии в ходе спектакля практически неизменен, а сама она представлена, скорее как жертва обстоятельств, и в отличие от Ливии – не кажется такой живой и настоящей.

В сюжете присутствует некая закольцованность - в первой сцене мы наблюдаем за рождением Матерью-волчицей двух братьев. Это па-де-труа - сложный тройственный танец, почти лишенный классических элементов, на фоне увеличенного лица исполнительницы роли Алины Штейнберг и изображения золотой статуи волчицы на заднике. Интимность взаимоотношений братьев и Матери-волчицы подчеркивается опускающимся перед остальными героями занавесом, отгораживающим героев от «массовки». Кстати, Мать-волчица появляется в самых важных сценах балета: рождение братьев, их ссора, и убийство друг друга.

Завершается спектакль мистической сценой, когда Мать-волчица, оплакивая тела Красса и Спартака, вместе с поникшей Клавдией, одетой рабыней, увозят их «сквозь века», предавая их символическому забвению.


« Назад к списку новостей

Просмотров: 4109