Городская думаИсполнительный комитет

 

«Борис Годунов» стал достойным подарком к 139-летию со дня рождения Шаляпина

На оперном фестивале в Казани представили знаменитую оперу Мусоргского.
Опубликовано: 14.02.2012 11:13
 
«Борис Годунов» стал достойным подарком к 139-летию со дня рождения Шаляпина
(KZN.RU, 14 февраля, Ирина Ульянова). В день рождения Федора Шаляпина, 13 января, на фестивале, носящем его имя, традиционно представляют оперу Модеста Мусоргского «Борис Годунов», которая принесла певцу оглушительный успех и была им чрезвычайно любима.

Обычно в этот день Казанский театр оперы и балета старается устроить настоящий праздник любителям оперы. И в этот раз, в год 139-й годовщины со дня рождения певца, анонсы приглашенных солистов заставили с нетерпением ждать «Годунова» и знатоков оперного искусства, и неискушенного зрителя. И, как оказалось, не напрасно, спектакль доставил зрителям ни с чем не сравнимое удовольствие. Трехчасовое действие прошло на одном дыхании.

Особое внимание публики привлекали исполнители ролей Пимена и Бориса, ведь именно в них блистал в свое время Федор Шаляпин.

Обладателя премии «Грэмми» (одной из самых престижных в современной музыкальной индустрии наград) Рене Папе в роли Бориса-царя зрители встречали аплодисментами. Высокий, статный, в костюме, усыпанном разноцветными каменьями, его герой, кажется, был рожден, чтобы править, а когда он запел, все были приятно поражены акцентом певца: смягченное «л», приглушенное «з», раздельное произнесение гласных. Но этот приятный, не режущий слух акцент заставлял артиста вдумчиво выговаривать каждое слово, и в то же время певец исполнял партию свободно, не замедляя темпа, словно нанизывал жемчужины на шелковую нить.

Рене Папе считается одним из лучших интерпретаторов партии Бориса. Сценическая трактовка образа страдающего царя в его исполнении, действительно, отличается психологической детализацией. Между первым его появлением в сцене коронации и вторым, в царских палатах, условно проходит 6 лет. Годы царствования прошли для владыки спокойно, вот только червь - нечистая совесть - подтачивал его изнутри. И мы видим Годунова уже иным. Взгляд приобрел легкий налет сумасшествия, движения стали резки, он то сворачивается, уходя в свои тяжкие думы, то вдруг выпрямляется, вскакивает и беспорядочно ходит по сцене, поддавшись волнению, то, объятый малодушным ужасом перед галлюцинацией в виде окровавленного младенца, устремляет взор в одну точку. Папе без усилий овладевает вниманием зрителей, заставляет его включиться в серьезный разговор о призрачности счастья, добытого нечестным путем. Поразительное мастерство и вдохновение актера оказывает громадное эмоциональное воздействие.

В роли Пимена по новому раскрылся Сергей Ковнир, уже знакомый зрителю фестиваля по спектаклям «Лючия ди Ламмермур» (Раймонд), «Мадам Баттерфляй» (Бонза), «Риголетто» Спарафучиле. Его герой строг, возвышен и мудр. Монах пишет летопись событий, свидетелем которых его поставил Бог, чтобы ведали «потомки православных земли родной минувшую судьбу». Он многое повидал в жизни, и воевал, и «видел двор и роскошь», и разговаривал с царями. Его Пимен, сам того не ведая, своими повествованиями наталкивает инока Григория Отрепьева на мысль, что владыку-цареубийцу может заменить на троне он, юноша, одного возраста с убиенным царевичем. Густой, сильный бас С.Ковнира без труда доставал из глубины сцены до последних рядов партера. Молодой и здоровый артист удивительно точно изображал глубокого старца, разбитого болезнями.

В соответствии с замыслом драматурга главное действующее лицо оперы – авантюрист Гришка Отрепьев. Эту роль сыграл в спектакле Дмитрий Кузьмин. Его герой - образец человеческих слабостей. Рано принявший постриг, он мечтает вкусить жизнь в полной мере. Невысокого роста, неатлетического телосложения, он поначалу производит впечатление человека не жестокого, но целеустремленного. Впервые его истинное лицо мы видим в корчме неподалеку от польской границы. Эта сцена занимает в спектакле особое место, поскольку задумана в иронически гротескном ключе. Здесь в роли незадачливого старца Варлаама блистал солист «Метрополитен Опера» Михаил Светлов-Крутиков. Зрители не могли сдержать улыбки во время его исполнения песни «Как во городе было во Казани» и во время его разговора с приставами, разыскивающими беглого монаха.

И вот, еще недавно никому неизвестный Гришка Отрепьев почти у цели, почти забрался на самый верх той, лестницы, которая виделась ему в снах в монастыре. Но на его пути встречается Марина Мнишек, и Григорий настолько охвачен страстью, что готов отказаться от притязаний на московский трон ради любви. Прагматичность красивой, но холодной польки, сначала повергшая его в отчаяние, затем только укрепляет его в намерениях. Их дуэт с Мариной (ее сыграла солистка Большого театра Ирина Макарова) - центральный во втором, так называемом «польском» акте. Глубокий, насыщенный звук меццо-сопрано Макаровой, с металлическими оттенками вначале, приобретает мягкие, вкрадчивые нотки, когда Григорий отказывается от нее да еще обещает посмеяться, когда станет царем.

Отнюдь не второстепенную роль играет в спектакле народ. Именно он возвел Бориса на царство, и он же не может простить ему возвышения. Эту роль исполнил хор театра, исполнил, без преувеличений, на славу. В начале действия простой люд неистово молится во дворе Новодевичьего монастыря, умоляя Бориса принять царство. Впечатляет сцена на площади у собора Василия Блаженного. Здесь, наряду со взрослым, поет детский хор, шумят, ожидая выхода царя из храма, люди. Здесь Юродивый назовет Бориса царем Иродом, словно лезвием ножа полоснет, прилюдно морально уничтожит. И вот уже кричат самые смелые, что идет их «избавить» Григорий Самозванец, и что царю скоро конец, и жертвами народного бунта того и гляди станут дети Годунова.

Партию Ксении в этот вечер исполняла солистка оперной труппы Большого театра - Венера Гимадиева, она была совсем такой, как о ней говорит ее любящий отец: «голубка чистая», с приятным голосом красивого оттенка. Партию царского сына, юного Федора прекрасно исполнил певец, обладающий редчайшим оперным голосом – контртенор Антон Крутько.

Финал оперы заставил зрителей затаить дыхание. Борис умирает. Его предсмертная ария - это фактически духовное завещание сыну. Последние его слова тонут в звуках хора, поющего в зале, на третьем ярусе театра, заполняя весь зрительный зал, Это звучит, словно пение ангелов, встречающих отмучившуюся душу Бориса на небесах…

Одним словом, спектакль стал настоящим подарком ко дню рождения великого певца Федора Шаляпина.


« Назад к списку новостей

Просмотров: 2990