Официальный портал мэрии Казани

Новости

14.11.2016
15:32

Все новости

Жанна Белицкая: «Размещение памятника – вещь тонкая, а история с Екатериной поучительна»

Памятный знак «Тергезу» в честь Екатерины II, возможно, все-таки появится в Казани — на входе у порохового завода, место которого, оказывается, указала сама императрица. Об этом в интервью «БИЗНЕС Online» рассказала замначальника управления архитектуры и градостроительства исполкома Казани Жанна Белицкая, которая также раскрыла ближайшие планы в области монументального искусства: увековечить и Хади Такташа, и Рустема Яхина, и Фатиха Карима. Всего же своих скульптур ждут не менее 60-80 мест.

«ПОЗИЦИОНИРОВАТЬ ОБЪЕКТЫ КРУПНОЙ ЯРКОЙ ВЫВЕСКОЙ ИЛИ БАННЕРОМ СЕГОДНЯ НЕ В ТРЕНДЕ»

Жанна Владимировна, прежде город испытывал дефицит малых скульптурных форм, про монументальное искусство вообще говорить не приходится. Меняется ли ситуация сегодня?

Ж.Б.: В Казани сегодня есть много памятников, которые ждут установки и находятся на стадии обсуждения. Радует, что и сами предприниматели хотят разместить имиджевую городскую скульптуру, которая бы привлекала и передавала дух места.

Популярность скульптур растет, может, не так быстро, как хотелось бы. Мы работаем над этим с 2008 года. У нас была разработана схема размещения малых архитектурных форм — предлагали около 60-80 мест. Есть и готовые макеты скульптур, которые предприниматели могли бы установить. Например, те, что были разработаны в рамках последней концепции благоустройства улицы Баумана. Мы проводили на «Казанской ярмарке» в 2010 году акцию «Ищу хозяина»: выставляли эти макеты, которые уже изготовлены в мягком материале, предлагали на безвозмездной основе. Только установите их в Казани! Это «Аптекарь Бренинг», «Фонарщик», «Банкир». Тогда заинтересовались фигурой Бренинга, но дело так и не дошло до логического завершения. Фигуры до сих пор находятся в мягком материале у нас в управлении, но уже постепенно портятся.

Сейчас медленно, но процесс начался. Недавно на пересечении улиц Чернышевского и Профсоюзной была установлена скульптура «Доверие», инициатором выступила «Городская стоматология». Они и дальше хотят двигаться в этом направлении — устанавливать скульптуры и благоустраивать таким образом территории своих объектов.

Если раньше было принято позиционировать свои объекты крупной яркой вывеской или даже баннером, то теперь это уже не в тренде. Сейчас уделяется внимание благоустройству самого места и не только с использованием дорогих средств. Больше всех проявляют фантазию цветочные и подарочные салоны. Радует, что предприниматели и жители пришли к этому.

Повлияло ли на ситуацию то, что в городе ведется благоустройство парков и скверов?

Ж.Б.: Конечно! Сейчас в парках появилось много интересных малых форм, нестандартной уличной мебели, приемов благоустройства, например, в парке имени Горького — игровая площадка с огромным пауком. Люди потихоньку начали привыкать и к другим формам искусства. На мой взгляд, в некоторых случаях не хватает гротеска, который впечатляет, а не просто вызывает умиление или интерес.

Стали ли жители города бережнее относиться к малым архитектурным формам?

Ж.Б.: В этом плане ситуация изменилась в лучшую сторону. Раньше опасались вандализма: сломают, порвут, отломят. Конечно, такие случаи и сейчас бывают, но в целом сейчас их гораздо меньше. Чем благоустроеннее и интереснее среда, чем больше привлекают жителей к благоустройству города, тем жители быстрее откликаются и бережнее относятся к ней.

«КАЗАНЦЫ АКТИВНО УЧАСТВУЮТ В ОБСУЖДЕНИИ СКУЛЬПТУР»

Недавно в Казани открыли бюст Мусе Джалилю в рамках празднования юбилейной даты со дня его рождения. Кроме того, в сквере «Стамбул» планируется установить памятник известному общественно-политическому деятелю Садри Максуди. Какие еще памятники и бюсты известным людям на очереди?

Ж.Б.: Памятник поэту Хади Такташу — на пересечении улиц Хади Такташа и Марселя Салимжанова. Сейчас решается вопрос благоустройства. Уже установлен и ждет завершения благоустройства памятник композитору Рустему Яхину на улице Большой Красной.

Кроме того, в Казани появятся памятники труженикам тыла в парке Победы, Шигабутдину Марджани на улице Марджани, митрополиту Андриану (Четвергову) у строобрядческой церкви на пересечении улиц Петербургской и Ульянова-Ленина. Уже установлен постамент для памятника Садри Максуди в сквере «Стамбул», сама скульптура в производстве. И это не все.

Обсуждаются вопросы установки памятников и бюстов крестьянину-труженику у Дворца земледельцев, инженеру-механику, организатору промышленного производства, руководителю предприятий советского и российского авиапрома Виталию Копылову, который работал генеральным директором Казанского авиационного завода № 22 имени Горбунова, Петру Витеру, который возглавлял Казанский моторостроительный завод, святым благоверным князьям Петру и Февронии, который планируется установить на улице Чистопольской, поэту Фатиху Кариму — на аллее писателей у здания «Татмедии», композитору, актрисе и певице Саре Садыковой — на пересечении улиц Габдуллы Тукая и Садыка Ахтямова в сквере рядом с мечетью.

Как и кем принимается решение об увековечении памяти того или иного деятеля? Кто обычно выступает инициаторами установки памятников и бюстов?

Ж.Б.: И жители города, и общественные деятели, например союз театральных деятелей РТ. Обращения поступают в комиссию при министерстве культуры РТ, она рассматривает и выносит решение, которое фиксируется в протоколе. В состав комиссии входят и деятели искусства, и скульпторы, и историки, и краеведы, и специалисты управления архитектуры и градостроительства. Решение об установке принимается через кабинет министров РТ.

Задача управления архитектуры и градостроительства на первоначальном этапе — найти и предложить место установки памятников и бюстов. Заказчиком на изготовление обычно выступает минкульт РТ.

Как определяется место установки памятника или бюста?

Ж.Б.: Для этого нужно углубиться в историю, изучить персональные данные человека, понять, с чем была связана его жизнь, работа. Обычно памятники устанавливаются в местах, связанных с жизнью, творчеством и деятельностью поэтов, писателей, художников, музыкантов, артистов театра, политиков и т. д. Выбранные места обсуждаются на экспертном совете с родственниками человека, в память о котором будет установлен памятник.

«КОНЬ-СТРАНЕ» ПРЕДЛОЖИЛИ БОЛЕЕ КАМЕРНЫЕ ТЕРРИТОРИИ

В конце сентября состоялось обсуждение скульптуры «Конь-страна» финского художника Рафаэля Сайфулина, и экспертное сообщество одобрило установку скульптуры. На обсуждении выдвигались разные идеи по поводу места его установки. Принято ли окончательное решение?

Ж.Б.: С инициативой установить «Конь-Страну» выступил сам финский скульптор, уроженец Татарстана, который через свою работу хочет раскрыть любовь к родному краю, объясниться в любви казанцам и татарстанцам.

Автор предлагал установить скульптуру вблизи входа на станцию метро «Кремлевская», однако мы считаем, что там ее разместить невозможно и нецелесообразно: тут уже рядом находятся «Зилант», памятник Благотворителю, кремль.

Обсуждение художественной ценности и места установки малой архитектурной формы «Конь-Страна» прошло на заседании творческой группы по вопросам внешнего благоустройства. Профессионалы предложили более камерные условия: на улице Баумана — возле Академии наук РТ, рядом с пока закрытым выходом из метро и у выхода из метро со стороны Булака. Плюс этих двух площадок в том, что они предоставляют возможность увидеть скульптуру с нижних и верхних точек. В верхней части скульптуры есть элемент, с помощью которого, по мнению автора, и будет раскрыта тема родного края — милая сердцу деревенька. Рассмотреть эту миниатюру снизу будет невозможно, ее можно будет увидеть с верхних точек. Архитекторы даже предложили установить для этого подзорную трубу.

Эти два варианта на днях мы выставим на интернет-голосование. Но свои предложения по поводу установки скульптуры «Конь-Страна» казанцы могут прислать на электронную почту любого сотрудника отдела городского дизайна управления архитектуры и градостроительства Казани.

В планах автора было сделать 5-метровую скульптуру, однако эксперты предложили уменьшить ее до 4 метров с учетом условий восприятия. Конечно же, скульптура будет дорабатываться как по пластике, так и по деталировке и сюжетам.

Каким было ваше первое впечатление от этой скульптуры?

Ж.Б.: Интересно и необычно для нас. Профессиональным сообществом, участвовавшим в обсуждении, в целом скульптура одобрена. Техники и стили искусства многолики и разнообразны, и такие формы выражения чувств вполне возможны. Тем более Рафаэль Сайфуллин говорил об использовании ювелирной техники в декорировании скульптуры — скани (изготовление художественных изделий, напоминающих по виду плетеное кружево — ажурный или напаянный на металлический фон узор из тонкой крученой и другой проволоки — прим. ред.).

«ЩЕРБАКОВ — СКУЛЬПТОР, В ЧЬЕМ ПРОФЕССИОНАЛИЗМЕ МЫ НЕ СОМНЕВАЕМСЯ»

Бурное обсуждение вызвала скульптурная композиция «Тергезу». Главный вопрос был связан с местом установки композиции, и отмечалось, что оно будет выбрано по итогам открытого интернет-голосования. Какие варианты сейчас рассматриваются?

Ж.Б.: К нам поступило предложение от Казанского порохового завода — установить памятный знак на улице 1 Мая. Мы встретились с представителями руководства порохового завода, послушали их предложения, рассмотрели площадку на улице 1 Мая — при входе в заводоуправление. Во время экскурсии по музею завода выяснилось, что во время путешествия на галере «Тверь» Екатерина II указала на место строительства порохового завода. Кроме того, оказалось, что нынешний парк имени Петрова — это была уже территория порохового завода, а красные ворота практически были входом в него. Так возникло предложение о размещении памятного знака на пересечении улиц 1 Мая и Степана Халтурина.

Помимо этого, многие жители активно высказывались за размещение этого знака в Адмиралтейской слободе — это звучало и в комментариях, и поступало к нам в управление в виде предложений. И в этом есть своя логика. Но пока мы не хотим торопиться. Надо дождаться решения по городскому парку «Старое русло» в Адмиралтейской слободе, в целом мастер-плана по Адмиралтейской слободе. Тогда и вернемся к этому вопросу.

Размещение памятника — очень непростая и тонкая вещь. В этом смысле история с «Тергезу» очень поучительная.

Насколько известно, выбранная композиция — это объемно-декоративное решение с барельефом (скульптурное изображение, выступающее над поверхностью — прим. ред.) скульптора Салавата Щербакова из Москвы. Эксперты рекомендовали доработать его. Как сейчас продвигается работа?

Ж.Б.: Принятая концепция памятного знака предварительная, она обрастает историческими событиями. Ее предлагается дополнить еще одним историческим фактом: благодаря Екатерине II 17 марта 1768 года был разработан и утвержден первый регулярный план Казани, который разработал Василий Кафтырев (первый профессиональный казанский архитектор — прим. ред.). Теперь еще у нас есть интересная информация о пороховом заводе, также связанная с путешествием Екатерины II на галере «Тверь».

Салават Щербаков, который выиграл творческий конкурс на концепцию памятного знака, — известный автор, в чьем профессионализме мы не сомневаемся. Он является автором памятника князю Владимиру, который недавно открылся на Боровицкой площади в Москве. Но чтобы автор доработал свою концепцию, мы должны ему показать территорию, где будет установлен памятный знак.

«У КАЗАНСКИХ СКУЛЬПТОРОВ В ЗАПАСНИКАХ МНОГО НАРАБОТОК»

Есть ли у вас любимые малые архитектурные формы в Казани?

Ж.Б.: Все малые архитектурные формы по-своему хороши, во всех чувствуется человеческая душа. Не могу что-то или кого-то выделить отдельно. Высокого уровня скульптуры Игоря Башмакова (фонтан «Су анасы», часы на улице Баумана), Асии Миннуллиной (водовоз, памятник Асгату Галимзянову). На самом деле у казанских скульпторов в запасниках очень много наработок.

Кто чаще всего является авторами скульптур и памятников, которые предлагается установить в Казани? Татарстанцы или, быть может, есть иностранные скульпторы?

Ж.Б.: Иностранных авторов, к сожалению, нет. Пока мы варимся в собственном соку. Когда видишь другой уровень, подтягиваешься к нему, стараешься быть креативнее. Творческие люди обычно амбициозны.

Как привлекать зарубежных авторов?

Ж.Б.: Проводить фестивали со свободным творчеством. Важно, чтобы у автора была уверенность, что работу реализуют в случае победы в конкурсе. Работы зарубежных скульпторов символичны и лаконичны, в отличие от реалистичных и сюжетных работ, к которым привыкли наши жители.

Какие российские и зарубежные города вы считаете интересными с точки зрения гармоничного присутствия скульптуры и монументальных форм в городской среде?

Ж.Б.: Раньше это был Нижний Новгород, где было много городской сюжетной скульптуры, а жителям и гостям города всегда интересно фотографироваться с ними. Сейчас это Санкт-Петербург, где развиты тематические инсталляции временного характера.

Из зарубежных стран — это США, где арт-искусство процветает. Кроме США, в качестве примера могу назвать Китай, Израиль и Испанию. Камень и бронза — это не единственные материалы для объемного искусства. Пластик, тканые поверхности, проволока, бетонные конструкции, топиарное искусство — практически любой материал подходит для творчества. В этом плане в Казани не хватает современной скульптуры.

Сейчас у нас в работе есть несколько перспективных проектов, пока мы обновляем базу мест для установки малых архитектурных форм, нанесения граффити.

Памятника кому, на ваш взгляд, не хватает в Казани?

Ж.Б.: Наверное, многим не хватает. Как архитектор скажу, что я бы хотела увидеть памятник Василию Кафтыреву, который разработал первый регулярный (генеральный) план Казани, которым мы пользуемся до сих пор. Он также построил много зданий в городе, большинство из которых сохранилось. Например, по его проекту построены мечеть Марджани, здание присутственных мест Казанского кремля, здание Гостиного двора, главное здание комплекса Адмиралтейской конторы на улице Карла Маркса.

Легендарна и личность царицы Сююмбике. Кроме того, на мой взгляд, нужен памятник герою Советского Союза, летчику-истребителю Михаилу Девятаеву.

Сейчас актуальна тема добра. Думаю, было бы неплохо вспомнить меценатов Казани: Ольгу Александрову-Гейнс, династии Юнусовых, Апанаевых, Павла Щетинкина, Ивана Алафузова, Якова Шамова, Якуба Султангалеева и многих других — и их добрые дела. Это могли бы быть не совсем памятники, а, например, мемориальные доски с их именами или скульптурная композиция.

Насколько активно казанцы участвуют в обсуждении скульптур и мест их расположения?

Ж.Б.: Это достаточно молодой опыт, но перспективный. Раньше этот вопрос не выносили на общественные обсуждения, как сейчас. Активность горожан говорит о том, что им интересно и небезразлично архитектурное будущее города.

Алсу Сафина, опубликовано в деловой электронной газете Татарстана «Бизнес Онлайн» 12.11.2016 

 

▲ Наверх