Официальный портал мэрии Казани

Новости

17.06.2014
23:16

Все новости

Константин Хабенский сыграл для казанской публики на «Контрабасе»

(Город Казань KZN.RU, 18 июня, Аделя Галиева). Спектакль по пьесе Патрика Зюскинда «Контрабас» представил казанской публике поздним вечером 17 июня в театре им.Г.Камала актер театра и кино, народный артист России Константин Хабенский.

Эту постановку в Казани ждали с нетерпением, поэтому аншлаг в зале не удивил никого. Зрители стояли в проходах, на ступенях, за каждым креслом выстроились зрители, мечтающие увидеть постановку молодого режиссера Глеба Черепанова. Возле дверей царило заметное волнение – до последнего казалось, что зал просто не сможет вместить всех желающих.

Еще до того, как затих гул в зале и открылся занавес, из-за сцены стали раздаваться приглушенные, словно из-за закрытых дверей, сдержанные звуки контрабаса. Из-за царящего среди зрителей беспокойства звуки услышали немногие, но надрывные и тихие ноты все больше захватывали внимание и создавали настроение, с которым ценители творчества Константина Хабенского ждали начала спектакля.

Внимание публики народный артист завоевывает с первых минут появления на сцене, в этом ему помогает продуманная, почти камерная сценография. Постановка разворачивает перед зрителем действие в оторванном от реальности мире, похожем на комнату с мягкими стенами в сумасшедшем доме. Вся комната: стены, потолок, окна - словом, все спрятано под плотным слоем матрасов. Даже в футляре от Контрабаса, который, суетясь, вытаскивает на середину комнаты герой Зюскинда, прячется матрас. Так персонаж – типичный «маленький человек», музыкант из государственного оркестра - добивается полной звукоизоляции. Вот только пытаясь уйти от звуков странного и чуждого герою внешнего мира, он оказывается в заточении собственных мыслей.

Белое пространство подсвечивает каждый шаг и движение героя, нелепого и смешного. Находясь в добровольной изоляции, он кипит в своем мирке, адресуя свои монологи в никуда. То он спорит с граммофоном, перекрикивая, раздражаясь на слышные ему одному ремарки, то начинает что-то доверительно рассказывать холодильнику. Он говорит, торопясь, как будто боится куда-то не успеть, перебивает самого себя, сбивается, начинает снова. Вся его жизнь крутится вокруг одновременно любви и ненависти к Контрабасу. Именно так, с большой буквы. Контрабас в глазах музыканта давно обрел право на самостоятельное существование и даже собственную волю. Кажется, что вот оно – единственное настоящее увлечение, которое имеет для него смысл.

Но внезапно герой признается, что безнадежно влюблен в молодую певицу Сару из оркестра, которая о нем, конечно, даже не знает – вечно быть в тени, по мнению персонажа, проклятие контрабасиста. Но даже это, такое понятное большинству чувство, не делает «маленького человека» ближе. Он оторван от всех, он осознанно загнал себя в угол, в черный громоздкий футляр от своего инструмента.

По ходу пьесу становится понятно, почему режиссер Глеб Черепанов не единожды в своих интервью просил не называть «Контрабас» моноспектаклем. Практически с самого первого действия все предметы в замкнутом мирке героя начинают оживать и обретать свой голос. Звуки царят над общей атмосферой: они заставляют вздрагивать, морщиться, подергивать плечами. Герой, стараясь из всего вытянуть звук, в ходе монолога невзначай, то ли аккомпанируя себе, то ли просто не зная куда деть руки, проводит смычком по спинке стула, по каркасу мебели, по стремянке, грохочет туалетным ершиком по медному тазу, звенит полунаполненными бутылками. Эти звуки – неприятные, режущие, скрежещущие, еще долго отдаются в голове, резонируя, не давая расслабиться. На этом фоне слова героя о полной звукоизоляции кажутся издевкой, иронией.

Неожиданно в ответ на очередную выходку несчастного человека, мечущегося в закрытом пространстве, в комнате срываются все матрасы, оголяя черные стены. Реальность устала ждать за закрытыми дверьми, она сама врывается в зал, но герой окончательно ушел в свой мир. Теперь даже внешние раздражители не способны вырвать его оттуда… Он пристегивает себя наручниками к Контрабасу и случайно задевает ногой дверь холодильника, за которой зритель видит бездыханное женское тело, очевидно, Сары. Публике остается гадать: что это, очередная фантазия героя или реальность, от которой ему и пришлось запереться в четырех стенах.

Концовка пьесы застает зрителя врасплох - вовсе не потому, что остаются вопросы, а потому, что невозможно оторваться, наблюдая за действием, за почти гротесковыми движениями и мимикой Константина Хабенского. Его перевоплощение кажется полным, а безумие совершенным. За эти два часа спектакля можно видеть все перепады настроения, все эмоции, которые только способен почувствовать увлеченный бессмысленной погоней за мечтами человек.

По окончании спектакля, в зале театра им.Г.Камала, казалось, выдохнули разом все зрители. Публика в едином порыве еще долго стоя аплодировала искусству артиста, не желая его отпускать. Остается надеяться, что вслед за спектаклем «Контрабас» артист привезет еще не одну свою творческую работу на суд казанского зрителя, ведь в его лице актер нашел благодарного критика.

Напомним, с Казанью у Хабенского давняя дружба: несколько лет назад актер при поддержке Мэрии Казани открыл в городе бесплатную студию творческого развития для детей, на прошлой неделе он вместе со своими воспитанниками прочитал стихи в одном из казанских дворов в рамках проекта «Литературные дворики». А 23 июня стартует фестиваль «Оперение», в котором участвуют ученики арт-студий Хабенского из 8 городов России. 

 

▲ Наверх