Официальный портал мэрии Казани

А.Славутский:«В театре - как на велосипеде, перестал крутить педали и упал»

А.Славутский:«В театре - как на велосипеде, перестал крутить педали и упал»

(Город Казань KZN.RU, 21 сентября, Антон Ноздрин). 15 сентября Казанский академический русский Большой драматический театр имени В.И.Качалова открыл свой 227-й театральный сезон. О том, какими премьерами порадуют зрителей артисты, в чем заключаются трудности и прелести гастролей и зачем люди ходят в театр, в интервью читателям портала KZN.RU рассказал художественный руководитель, директор театра, заслуженный деятель искусств России, народный артист Татарстана и России Александр Славутский.

«СЕРЬЕЗНЫЙ ТЕАТР МОЖЕТ СДЕЛАТЬ ЗА СЕЗОН 3-4 КАЧЕСТВЕННЫЕ ПРЕМЬЕРЫ, БОЛЬШЕ ПОЛУЧАЕТСЯ ХАЛТУРА»

Александр Яковлевич, добрый день. Театральный сезон уже стартовал. Расскажите, пожалуйста, чем ваш театр порадует зрителей? Сколько планируется премьер? Что это за спектакли?

А.С.: Первая премьера уже 6 октября, это «Бег» - большой серьезный спектакль по пьесе Михаила Булгакова. Это пьеса о судьбе нашей страны, о судьбах людей, оказавшихся разорванным, разделенным по идеологическим линиям народом. Самое страшное – это гражданская война. Когда есть враг из другой страны – это понятно. А когда внутри страны сын идет на отца, а отец идет на сына – это трагедия. И у каждого при этом своя правда. Случившаяся сто лет назад Октябрьская революция вынудила целые группы людей, честно служивших и боровшихся за идею, эмигрировать, бросить страну, бежать. Сложно, трудно было делать этот спектакль. Мы не хотим никого ни обвинять, ни обелять, мы просто хотим показать, как идеология разрушает человеческое начало в людях, разрушает любовь, веру, какие-то нравственные категории.

Мне кажется, спектакль очень созвучен с сегодняшним днем, когда общество так поляризовано. С одной стороны, патриоты, с другой стороны – либералы, демократы, которые тоже по-своему патриоты.

Можно ли считать, что «Бег» поставлен к юбилею революции?

А.С.: Нет, такой задачи не стояло. Я начинал его уже давно, и в мыслях не было делать это к столетию. Просто так получилось. Я вообще не привязываю спектакли к определенным датам.

Что еще ждет зрителей в этом сезоне?

А.С.: К концу года мы выпустим на Малой сцене музыкальное кабаре «Когда зажгутся фонари». Такой ретро-концерт. Он родился из наших гастрольных поездок во Францию. Там всегда после спектакля устраивают небольшие застолья для зрителей, поют русские песни - классику XX века. Также в этом году мы работаем над «Дон Кихотом», я начну «Гамлета», ведем переговоры с Игорем Коняевым по поводу «Леса» Островского. Не так мало и не так много. Мы не ставим никогда задачу делать 10 спектаклей или 5. Нормальный, серьезный театр, с моей точки зрения, может выпустить 3-4 качественных спектакля за сезон. Больше, на мой взгляд, уже получается халтура. Ведь постановка спектакля включает в себя и материальную часть: декорации, костюмы. А это требует и затрат экономических.

Что еще у вас в планах на театральный сезон? Будут ли гастроли в других городах?

А.С.: Сезон открылся 15 сентября, до этого успели в Елабуге сыграть 2 раза моноспектакль «Последний день» по Марине Цветаевой. За создание и исполнение этого спектакля Светлане Романовой в этом году была присуждена Литературная премия им.Цветаевой. Это особенно приятно, учитывая, что этот год – год 125-летия поэта. В конце сентября выступим в Самаре на фестивале «Волга театральная» с «Женитьбой Фигаро», в октябре будем в Москве на «Биеннале театрального искусства», где сыграем «Женитьбу» по пьесе Гоголя. Среди участников этого фестиваля достаточно серьезные театры: московский театр им.Маяковского, «Современник», театр им.Вахтангова, новосибирский «Глобус» и другие. Это не может не радовать. Налаживаем связи с Китайской Народной Республикой, Германией.

«ГАСТРОЛИ – ЭТО СЕРЬЕЗНОЕ ИСПЫТАНИЕ И БОЛЬШОЙ МОРАЛЬНЫЙ КАПИТАЛ»

Как вы относитесь к гастролям? Ведь это и финансовые затраты, и многие другие бытовые, технические трудности, проблемы?

А.С.: Театр – это как езда на велосипеде, перестал крутить педали и упал. И в этом смысле, гастроли, любой выезд за пределы нашего города – это всегда и новые впечатления, и в то же время еще и испытание, причем серьезное. Одно дело – это свой зритель, который нас уже знает и любит, и совсем другое – зритель другого города. Гастроли – это возможность лишний раз убедиться, что наши спектакли небезразличны. Мы играли в самых разных городах России и за рубежом, и получали те же самые овации, крики «браво» и полные залы, что и в своем городе. Это очень приятно. Художник, его творчество должны быть нужны людям. Если то, что мы говорим со сцены, неинтересно зрителю, если диалог зала и сцены не трогает одну из сторон, то какой смысл что-то делать? Деньги можно заработать и за пределами театра.

Но это и большой моральный капитал. Мы продвигаем бренд Татарстана. Когда мы в первый раз выступали во французском Марселе, приходилось долго объяснять, чем Татарстан от Казахстана отличается. Сейчас нас там уже знают и кричат «Браво, Казань». Мы выступаем в разных городах, везде разные люди, разные характеры. Но эмоционально человек везде человек, и нас хорошо принимают, ведь в основу спектаклей мы берем литературу и драматургию хорошего уровня.

Бывают ли сложности на иностранных гастролях с пониманием зрителями постановок? Ведь русский язык – он велик и могуч, не каждый иностранец способен понять все его тонкости.

А.С.: Да, действительно, это сложно. Для драматического театра зарубежные гастроли – трудное дело. В тех театрах, где мы работаем, есть бегущая строка с переводом, зрители успевают прочитать и понять. Плюс у нас в спектаклях много изобразительной составляющей, музыки, танца. Вот, например, «Пиковую даму» мы играли во Франции, Турции, Финляндии, Македонии. Насколько это разные народы, культуры, но все одинаково принимали и понимали. Это самое поразительное.

«ОСНОВА, ФУНДАМЕНТ ТЕАТРА – ЭТО ЛИТЕРАТУРА И ДРАМАТУРГИЯ»

Что самое сложное в вашей профессии?

А.С.: Самое трудное – это конкурировать с самими собой. Лучше кого-то мы справляемся. Но чем лучше проводим сезон, тем труднее дальше. Мы должны сработать не хуже, чем в предыдущие сезоны, а это самое сложное. Но мы стараемся.

А что для вас самое важное в профессии?

А.С.: Я всегда стараюсь быть честным. Зачем мне врать, заниматься имиджем? Я вообще считаю, что имидж – это порочная формулировка. У художника, у человека должна быть индивидуальность, он должен быть личностью. Имидж можно в парикмахерской создать: начесать что-то на голове, поставить себе серьгу и имидж себе сменить. Но я-то не поменялся от этого. Что я, пиджак другой надел и другим человеком стал? Нет, конечно. Я считаю, что поменять имидж – это бред. Это пошло! Мы не предлагаем зрителю ни пошлости, ни порнографии. Поэтому зритель нам верит. Посмотрите, каких авторов мы ставим: Чехов, Островский, Брехт, Пушкин, Катаев, Достоевский, Булгаков, Дюрренматт. Это люди, с которыми можно идти вперед, в разведку всегда. Основа театра, фундамент – это всегда литература и драматургия. А дальше в дело включается изобразительная составляющая, сценография, музыка. И это у нас тоже на достойном уровне. Мы на этом деле не экономим, и это оправдывается.

«КАК ПОПАСТЬ К НАМ В ТЕАТР? НАДО БЫТЬ СПОСОБНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ, ПРИЙТИ И ПОКАЗАТЬ СЕБЯ»

Обновилась ли труппа театра?

А.С.: Да, мы взяли 5 новых человек перед началом сезона, хорошие молодые ребята. Это Вася Переведенцев и Миляуша Ахматова из казанского училища, из Ижевска после Пермского института Иван Овчинников пришел, Георгий Логинов и Кристина Варлакова из екатеринбургского института. Хорошие ребята, я ими доволен. Думаю, что и им повезло – они в хороший театр попали, сейчас активно входят в репертуар. У нас комфортная обстановка, климат хороший.

Насколько стабилен состав актеров? Часто меняется?

А.С.: Не могу сказать, что очень часто. В этом году взял 5 человек, это многовато.

Как проходит отбор? Как попадают к вам в театр? Что нужно, чтобы попасть к вам?

А.С.: Нужно быть способным человеком. Ну и, конечно, еще стечение обстоятельств влияет. Бывает, необходима, очень нужна девочка, и вот подвернулись девчонки, одна и вторая пришла. Как попасть? Надо позвонить, прийти и показаться. Вот Иван Овчинников, например. Позвонил мне, говорит, хочу показаться. Отвечаю – мне уже не нужно никого. Все равно приехал, говорит, посмотрите меня. Я же не скажу, что не буду смотреть. Спрашиваю: «почему решил к нам?». Говорит, много хорошего слышал про театр. Показался, я посмотрел – хороший парень, работает теперь.

Сейчас полным ходом идут репетиции. Скажите, пожалуйста, сколько времени надо, чтобы актер полностью вжился в роль, чтобы было точное попадание?

А.С.: Раз на раз не приходится. Быстро репетировать может любой, а вот долго – это уже труднее, требуется владеть профессией. Это как в супружеской жизни, надо увлекать актера, уметь его занять этой профессией. Я в среднем полгода работаю над спектаклем, это немало, достаточно много. Артист может вжиться и за 5 дней, может и за месяц освоить и принять роль. По-разному бывает, в зависимости от сложности материала. Можно сделать спектакль и за 2 месяца, но есть же технически сложные для артистов постановки, требующие определенных навыков. Например, у нас для одной из сцен в «Беге» актерам надо было научиться бить степ. Они до изнеможения танцевали - научились.

В течение года репертуар будет корректироваться? Может, что-то уберете, что-то добавите?

А.С.: Пока планов что-то снимать нет, все спектакли востребованы. Репертуарный театр тем и отличается, от, скажем, западной модели. В Англии собралась компания, поставила спектакль и прокручивает до тех пор, пока люди приходят. Закончился интерес у людей - спектакль сняли, делают новый. А в нашем репертуарном театре более 20 названий, и они каждый месяц один-два раза идут, какие-то новые спектакли идут чаще. Конечно, может, проще было бы одни премьеры играть. Но невозможно выпускать достойные спектакли с периодичностью в месяц. Надо пьесу прочитать, понять ее, разобрать, подкорректировать. Это долгий процесс.

Говорят, актеры, люди искусства достаточно суеверны. Вы суеверны?

А.С.: Нет. Я материалист, у меня нет суеверий. Это все – мракобесие. Но я человек мнительный. Пока не увижу реакцию зрителей, сомневаюсь. Хотя предполагаю, что должно получиться. В чем сложность режиссерской работы? Художник работает с кистью, холстом, красками, слесарь - с металлом, плотник – с деревом. А материал для режиссера – живые эмоции живого человека. Это психотерапия. Я должен увлечь артиста своим замыслом, заставить его делать то, что считаю интересным и нужным. И это непросто. Надо, чтобы он влюбился в идею спектакля. Моя мнительность творческая. Умный человек всегда понимает, что можно было бы сделать лучше, многослойнее.

Какой наиболее яркий спектакль в сезоне ожидается? На что советуете сходить зрителям в первую очередь?

А.С.: Как я могу это сказать? Советую ходить на все наши спектакли. Мы гарантируем качество, все поставлено на хорошей литературе. Вот «Пиковая дама» прошла уже более 300 раз. Это крайне редко, когда столько идут спектакли! Иногда сыграют 10-15-20 раз и снимают. У нас более 300, и каждый раз полный зал. Значит, кому-то нужны эти спектакли!

В этом году вы отмечаете юбилей. Планируете встретить день рождения в театре?

А.С.: Я всегда свой день рождения в театре встречаю. Это для меня дом, моя жизнь. Я хорошо себя чувствую в этот день среди артистов, они делают «капустник», поют, танцуют.

Что пожелаете нашим читателям?

А.С.: Читателям я желаю ходить в театр. Театр - это то важнейшее, что объединяет людей. Они же могут и дома сидеть, включить телевизор. Но приходят, чтобы сидеть рядом с другими людьми и вместе плакать и смеяться, понимая, что ты не одинок на земле. В театре мы получаем минуту счастья, минуту надежды. Всегда приятно почувствовать себя, таким же как другие. Узнать, что ты любишь, ненавидишь, переживаешь так же, как и другие. Это всегда радостно. 

 

▲ Наверх