Официальный портал мэрии Казани

Айрат Яруллин: «Детская рок-опера на татарском языке – моя давняя мечта»

Айрат Яруллин: «Детская рок-опера на татарском языке – моя давняя мечта»

(Город Казань KZN.RU, 14 сентября, Михаил Ченцов). В преддверии своего очередного дня рождения казанская Школа рока приготовила для жителей столицы Татарстана настоящий музыкальный сюрприз – детскую рок-оперу. О фабуле постановки, достижениях воспитанников за 8 лет работы и известных музыкантах, поддерживающих ребят, в интервью читателям портала KZN.RU рассказал автор проекта, директор Школы рока «The Road» Айрат Яруллин.

«ШКОЛА РОКА В КАЗАНИ ФАКТИЧЕСКИ СТАЛА ПЕРВОЙ В РОССИИ»

Насколько известно, проект зародился в одной из детских музыкальных школ Казани. До каких масштабов он сейчас разросся, сколько музыкантов занимается в Школе?

А.Я.: Вообще проект Школы рока зародился после победы в одном из грантов Министерства культуры Татарстана. На средства гранта мы купили первые музыкальные инструменты – ударную установку, гитары, барабаны, микрофоны, стойки и другие.

Изначально проект открылся в 2009 году при музыкальной школе. Уже тогда был большой поток желающих, потому что в учреждениях академического музыкального образования нет возможности обучиться игре на электрогитарах, бас-гитарах и барабанах в стиле рок. Рок-музыка является составной частью мировой культуры, и уже более 60-70 лет властвует над умами и душами подростков. В ней было столько талантливых, гениальных исполнителей, и, естественно, все это сильно влияет на стремление детей играть эту музыку. А играть ее нужно на тех же самых инструментах, на которых играют их кумиры.

Школа рока в Казани фактически стала первой в России, поэтому и резонанс был очень большим, к нам приезжали со всех уголков страны. Спрос по-прежнему остается на высоком уровне, сейчас у нас занимается более 100 воспитанников.

Что за это время изменилось?

А.Я.: Со временем, благодаря нашим результатам, на нас обратили внимание и выделили помещение на улице Московской. Оно полностью оборудовано под занятия рок-музыкой, здесь очень серьезная звукоизоляция, приобретены хорошие музыкальные инструменты, звукоусиливающее оборудование, каждый кабинет, как маленькая студия, в которой есть все. У нас в школе 5 таких кабинетов.

С новым зданием нам очень помог Мэр Казани Ильсур Раисович Метшин. Он лично присутствовал и на открытии школы вместе с Андреем Борисовичем Сапуновым и группой «Воскресение», легендой русского рока, они нас тоже очень поддерживают.

А как дальше складывается судьба у выпускников школы рока? Находят ли они применение своим талантам после выпуска?

А.Я.: Наши выпускники встречаются практически в каждом рок-коллективе города. Что примечательно, они играли и как солисты с академическими коллективами – с Рустемом Абязовым, Анной Гулишамбаровой и их камерными оркестрами «La Primavera» и «Новая музыка». Это говорит о том, что уровень подготовки настолько серьезный, что именитые музыканты готовы сотрудничать с нашими выпускниками.

У некоторых из них уже появились собственные альбомы. Например, инди-рок-группа «Ca Va Bien», ставшая лучшей группой 2013 года в России, выпустила два диска с авторской музыкой. Причем музыка вызывает положительные отклики профессиональных московских продюсеров, а начинали они у нас в 11 лет. Сейчас ребята уже взрослые, им по 17-18 лет.

Очень многие выпускники, которые были серьезно увлечены музыкой, продолжили обучение и после нашей школы поступили в музыкальное училище, в академию культуры, в Санкт-Петербургский университет культуры.

«ВЫХОД НА СЦЕНУ «ПИРАМИДЫ» ЗАПОМНИТСЯ РЕБЯТАМ НА ВСЮ ЖИЗНЬ!»

Почему в этом году решили праздновать день рождения школы так масштабно – большим концертом в «Пирамиде»? Все-таки не юбилей.

А.Я.: Нас хотят услышать очень много людей. Мы подумали, что наши дети достойны, чтобы выступить на лучшей площадке города, с лучшим оборудованием, на хорошей сцене. Плюс откликнулись такие гости из Москвы, как Андрей Сапунов, группа «On-The-Go». Конечно, для детей это будет настоящим праздником. Выйти на сцену «Пирамиды», сыграть для большой аудитории в таком юном возрасте – а некоторым нашим участникам по 8 лет – этот день запомнится им на всю жизнь.

На праздничном концерте будет исполнен один эпизод из новой татарской рок-оперы «Эби-Патша». Что собой представляет рок-опера и почему ее стоит увидеть?

А.Я.: Да, действительно, на дне рождения Школы рока 15 сентября представят один из эпизодов этой оперы, которая, мы очень надеемся, будет создана и поставлена полностью. Это давняя моя мечта – создать настоящую детскую рок-оперу на татарском языке. Потому что группы – это группы, по 4-5 человек, и совсем другое дело, когда вся школа участвует в постановке, когда дети разных возрастов, и четырехлетние малыши, и уже подростки, участвуют в одном проекте. Причем в проекте участвуют профессионалы высшей пробы: музыку создает композитор Эльмир Низамов, либретто пишет народный поэт Татарстана Ренат Харис.

Детская рок-опера – такого еще не было. Были мюзиклы, музыкальные спектакли, а здесь опера, не просто сыгранная детьми, но о детях: ребята играют самих себя, современных казанских подростков в Казани, рокеров, которые вдруг встречают Екатерину Вторую (Эби-Патша). И все это очень красиво и убедительно с музыкальной стороны! Наша главная задумка в том, чтобы все партии, все роли полностью исполнили дети, начиная от барабанщиков, гитаристов и заканчивая вокалистами. Это очень сложный продукт, ведь это еще и театр – там нужна актерская игра, хореография, декорации.

Вы уже сказали, что в этом году поздравить учеников школы приедут группа «On-The-Go» и Андрей Сапунов. С кем еще из звезд российской эстрады вы поддерживаете контакт?

А.Я.: За все эти годы в нашу Школу рока с мастер-классами приходили очень многие звезды, известные российские рок-исполнители. Наши дети общались и с Гребенщиковым, и с Макаревичем. Роман Билык (солист группы «Звери») сам изъявил желание к нам прийти – мы показали ему школу, сыграли нашу музыку, он очень хвалил ребят.

С другими музыкантами – «Чиж и Ко», Ляпис Трубецкой, Глеб Самойлов – мы пересекались на фестивалях. С группой «On-The-Go» выступали на одной площадке – на фестивале «Движение» в Перми. Мы постоянно переписываемся, и, естественно, когда я обращаюсь к рок-музыкантам и рассказываю, что дети хотят с ними пообщаться, многие откликаются, приходят, делятся своим мастерством. Например, Дмитрий Спирин и группа «Тараканы», Евгений Хавтан и группа «Браво». Большим толчком для нас стал казанский фестиваль «Сотворение мира» – три года подряд наши дети выступали на его площадках.

А ровесники ребят не из Казани – сотрудничаете ли вы с похожими школами в других странах?

А.Я.: Пока на стадии переписки, еще не выезжали, но планируем. У нас хорошее общение с голландской академией рока, с рок-школами из США, там их насчитывается более ста. Вообще Школы рока впервые появились за рубежом, но мы не копируем их. Наша методика отличается: мы стараемся давать более профессиональный подход – у нас есть сольфеджио, история рок-музыки. Мы не только учим на гитаре играть, но и объясняем ноты, ритм, интервалы, аккорды, добиваемся, чтобы ученики поняли, из чего состоит музыка.

«РОК-МУЗЫКА – ЭТО НЕ ПРО ВОЗРАСТ»

С какого возраста ведется прием в школу?

А.Я.: У нас есть специальные группы с 4 до 7 лет – для самых маленьких, которые называются «Little Rock Stars» (маленькие звезды рока). Это дети, которые действительно играют, поют, стучат в барабаны, нажимают клавиши на синтезаторах – они уже заряжены этой музыкой. Казалось бы, им нужно давать петь что-нибудь детское, но нет, они хотят исполнять классику рока – «Deep Purple», «Led Zeppelin». У них очень тонкое чутье и детские песни они категорически не принимают, говорят «мы же не в детском саду».

А после выпуска из группы для самых маленьких можно продолжать учебу?

А.Я.: Наша программа рассчитана на три года. На третий год выпускники сдают концерт-экзамен, играя 5-6 разножанровых произведений. Общий хронометраж такого концерта составляет от 25 до 30 минут. Это очень серьезное испытание, потому что находиться одному на сцене так долго и играть – довольно сложно.

Главное отличие нашей школы от других в том, что мы занимаемся с ребятами индивидуально. Чтобы создать рок-группу, будущие ее участники должны сначала качественно освоить инструмент. Ведь если кто-то из музыкантов – слабое звено, страдает общее звучание, поэтому группы у нас создаются из подготовленных детей.

Многие ребята, которые уже окончили нашу Школу в юном возрасте, проходят ее по второму кругу, чтобы улучшить свои навыки, узнать что-то новое. Занимаются у нас и люди постарше, некоторым, например, больше 30 лет. Они приходят и говорят, что когда-то окончили музыкальную школу по классу аккордеона, но потом забросили занятия. Творчество все равно проникает в них, и они хотят продолжать играть музыку.

Вы упомянули, что ребята порой участвуют в больших фестах – как организаторы «взрослых» фестивалей относятся к молодым коллективам?

А.Я.: Организаторы не удивляются, потому что рок-музыка – это не про возраст. Совсем еще малыши выходят с большущими гитарами и играют по-настоящему, потому что они такие же участники, и к ним предъявляются такие же требования.

Другие выступающие, может быть, и понимают, что это дети, но они уже разговаривают с ними на одном музыкальном языке. А для наших учеников это большая школа – выступить на одной сцене с Гариком Сукачевым или Глебом Самойловым из «Агаты Кристи».

Кстати, сейчас проходит фестиваль «Энергия рока» и одна из наших групп вышла в финал (финальный концерт «Энергии рока» пройдет 16 сентября возле Центра семьи «Казан» - прим.ред). В свое время мы даже брали гран-при этого фестиваля.

Сейчас рок-культуре приходится конкурировать с другими музыкальными направлениями, набирающими большую популярность, такими, как рэп. Как считаете, победит ли рок в этой гонке?

А.Я.: Рок-музыка и рэп существуют параллельно, потому что у каждой из культур свои слушатели. В основе рэпа текст, потом уже начитка, минус. У нас в основе больше инструментал, голос, содержание, поэтому мы друг другу не конкуренты. Хотя многие наши ученики читают рэп, записывают и выпускают свои песни. У нас есть музыкант Рауф Абдулхалимов, который сочиняет очень талантливый рэп. Но в целом же мы не чувствуем конкуренции, это просто разные субкультуры.

Рок – жив?

А.Я.: Рок жив, абсолютно (смеется) – даже судя по тому, сколько к нам приходит людей. Если мы объявляем набор в конце августа, то к нам приходит три человека на одно место. Уже после объявления об окончании приема, к нам приходит еще 20 заявлений, потом еще 20 – и так весь сентябрь. Так что мы чувствуем, что рок и Школа рока очень нужны казанским ребятам.

 

▲ Наверх