Официальный портал мэрии Казани

М.Усманов: «Пустующие объекты культурного наследия надо отдать под управление МБУ»

М.Усманов: «Пустующие объекты культурного наследия надо отдать под управление МБУ»

Префектура «Старый город» по популярности у туристов стоит на втором месте – она уступает только Казанскому Кремлю. За 2016 год было около миллиона туристов, в текущем году ждут 1,5-1,7 миллиона. И это при том, что из 96 объектов культурного наследия, расположенных на территории префектуры, пустует около трети. О том, как вдохнуть жизнь в исторические здания и улицы, рассказал префект МКУ «Префектура «Старый город» исполкома Казани» Марат Усманов в ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online».

 

В ПРЕФЕКТУРЕ «СТАРЫЙ ГОРОД» 96 ОБЪЕКТОВ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

Марат Закариевич, какая территория входит в префектуру «Старый город»? Многие ассоциируют ее только со Старо-Татарской слободой.

М.У.: Территория префектуры «Старый город» занимает часть Вахитовского и Приволжского районов, ограниченную с севера набережной Казанки в районе цирка и центрального стадиона, с юга – Ново-Татарским кладбищем, с востока – озером Кабан и протокой Булак по Лево-Булачной улице, с запада – рекой Волгой. К нам относится и Старо-Татарская, и Ново-Татарская слободы. Общая площадь префектуры «Старый город» составляет 648 гектаров. В границах нашей территории расположено 60 улиц, включая крупнейшие транспортные магистрали города – Татарстан, Лево-Булачная, Московская, Габдулы Тукая, Нариманова, Меховщиков, Сары Садыковой, Марджани. Крупнейшие транспортные узлы города – железнодорожный вокзал, центральный автовокзал и речной порт – тоже находятся на нашей территории.

Как вы делите функции с администрацией районов?

М.У.: Межведомственный контакт всегда важен, все мы входим в структуру исполнительного комитета Казани. Вопросы благоустройства территории, содержания дорожной сети полностью лежат на администрации Вахитовского и Приволжского районов. А все, что касается объектов культурного наследия, входит в нашу компетенцию. На территории префектуры находятся 96 таких объектов.

А кто курирует ЖКХ? От наших читателей вам поступило несколько вопросов на эту тему.

М.У.: На территории префектуры большую часть жилого фонда обслуживает управляющая компания «Старый город».

Но вы-то на них влияние имеете?

М.У.: Да, конечно.

Префектура «Старый город» - место историческое, потенциально туристическое. Чтобы поддерживать этот статус, надо очень хорошо содержать территорию, проводить креативные акции и тому подобное. Все это стоит немалых денег. Каким бюджетом располагает префектура, на что хватает этих денег? (Ильсур Набиуллин)

М.У.: Как я уже сказал, всеми работами по благоустройству, дорожной сети занимается администрация Вахитовского и Приволжского районов, но при формировании всех программ мы работаем с ними в тесном контакте – сами формируем программы по своей территории и направляем их в исполком районов. Спасибо главе администрации районов Александру Николаевичу Лобову – район всегда идет нам навстречу и каждый год включает в план ремонта наши дворы, улицы.

На содержание объектов культурного наследия деньги вам выделяют?

М.У.: В наш годовой бюджет входит заработная плата работникам и содержание здания, в котором расположен аппарат префектуры. Что касается остальных объектов, то порядка 80 процентов из них находится в частной собственности. Владельцем большого количества объектов является группа компаний ASG, много объектов передано духовному управлению мусульман РТ и физическим лицам. Есть и объекты, находящиеся на балансе министерства земельных и имущественных отношений РТ.

А если частные собственники содержат свой объект в ненадлежащем состоянии, какие рычаги воздействия вы на них имеете?

М.У.: Очень хороший вопрос! Президент РТ и мэр Казани поставили задачу к 2013 году восстановить здания исторического центра, и задача эта, в принципе, выполнена. А самое главное – этот процесс не остановился. Да, сейчас есть вопросы к компании ASG, но у нас с ними постоянно идут обсуждения их планов. Пожар в торговом центре «Адмирал» остановил их работу по дальнейшему восстановлению зданий. Им принадлежат 16 объектов, и они должны были их запустить, однако пока эта работа встала. Но вопросы фасадов и благоустройства прилегающей территории решаются.

Рычагов воздействия, конечно, достаточно – и через министерство культуры, и через прокуратуру, если собственник не выполняет требования, обозначенные законом. Закон гласит, что на собственниках лежит бремя содержания принадлежащих им зданий.

ASG ХОЧЕТ ОТДАТЬ СВОИ ОБЪЕКТЫ В ХОРОШИЕ РУКИ

Что будет с домами, ранее принадлежавшими известным людям? Фасад отремонтировали, а внутри по-прежнему живут маргиналы. Семин, который «облагородил за один рубль» внешний вид этих домов, далеко во Франции, и ему, видимо, наплевать, что сейчас творится с этими архитектурными произведениями старины, а вот нам – нет. Что увидят туристы, если они в качестве пешеходов пройдутся по этим улицам? (Сергей)

М.У.: ASG – коммерческая фирма, и, безусловно, она заинтересована в том, чтобы эти здания передать в пользование. Они говорят, что хотят отдать объекты в хорошие руки. Самим им использовать здания – это не совсем дело девелоперской компании.

Они сами найти не могут покупателей или арендаторов?

М.У.: Не всегда есть желающие, готовые взять в аренду на их условиях. Видимо, такая у них цена. Хотя их представитель заверяет, что готовы вести новую ценовую политику, если появится арендатор, и они готовы к обсуждению вариантов аренды.

Недавно сгорел дом жены Марджани. Какова его дальнейшая судьба? Часто ли у вас горят памятники истории и культуры? Как прокомментируете обвинение минкульта в том, что исполком не уследил за старыми домами, а потому случается по два пожара в один день? (Алексей Фомин)

М.У.: У этого дома два собственника – физлица. Это было аварийное здание, оно было отключено от света и газа.

Этих собственников побуждали к тому, чтобы они здание привели в порядок?

М.У.: Честно говоря, мы своими силами, через управляющую компанию, заколотили там двери и окна еще до пожара. На сегодняшний день дознавателями установлено, что поджога не было, но там собирались лица без определенного места жительства.

Какие есть варианты передачи объектов инвесторам для их восстановления?

М.У.: Закон предусматривает три варианта передачи объектов муниципальной собственности: аукцион, аукцион на понижение стоимости, если нет желающих его приобрести; третий вариант, который и стал стимулом для восстановления зданий перед Универсиадой, - это реализация за условный рубль. Но пока два первых этапа не пройдут, третий не наступает.

Какую-то работу с потенциальными инвесторами вы ведете?

М.У.: Да, конечно. На дом по улице Марджани, 44 уже есть желающий выкупить здание и полностью его восстановить – бизнесмен из Тюмени. Кстати, он является собственником части этого имущества. Он хочет в этом здании сделать представительство своей компании. Переговоры идут.

Какая идет работа по дому Крестовниковых, где тоже был пожар?

М.У.: Это здание – памятник культурного наследия республиканского значения, находится на балансе министерства земельных и имущественных отношений РТ. Оно было передано Казанскому политехническому колледжу в оперативное управление. Здание охранялось, со слов охранника хлопок произошел в электрощитовой. Возможно, короткое замыкание и стало причиной пожара, но следственные действия еще не завершены. По информации Олеси Балтусовой, «Нэфис» хотел приобрести и восстановить это здание, но к нам обращений не было. Мы неоднократно проводили круглые столы и обсуждали дальнейшую судьбу каждого из объектов. И министерство земельных и имущественных отношений РТ тоже, думаю, заинтересовано в передаче объектов инвесторам.

Градозащитники говорят, что часто исторические дома горят, а причина тому – неустановленные лица. Потом вдруг появляется инвестор и покупает за недорого... Эти недавние пожары – не из этого разряда?

М.У.: Не совсем соглашусь с этой позицией. Во-первых, если бы был поджог, то, наверное, не в дневное время. Во-вторых, дом Крестовниковых был под охраной, но реальную причину установит следствие.

А что будет с бывшим пивоваренным заводом Петцольда?

М.У.: Этот объект принадлежит компании «Эдельвейс», и в октябре прошлого года началась его реконструкция. Эскизный проект застройки этой территории был представлен президенту РТ и мэру города. Затем был подготовлен рабочий проект, который прошел процесс согласования министерства культуры РТ, и сегодня началась первая очередь реконструкции трех зданий. Полностью восстановлены стены и кровля, идут строительно-монтажные работы.

Что там будет после реконструкции?

М.У.: Есть различные варианты того, что они планируют, - и гостиница, и ресторанный комплекс. К концу этого года компанией планируется запустить первую очередь. Объект будет очень интересный.

Интересует судьба здания по улице Тукая, 75, в котором на протяжении многих лет проживают лица без определенного места жительства. (Наиль)

М.У.: Тукая, 75 не является объектом культурного наследия, у здания есть собственник – ООО «Прогресс», с которым мы встречались и беседовали. В связи с финансовыми сложностями, собственник пока не имеет возможности начать восстановление здания. На окнах первого этажа и дверях теперь установлены металлические решетки для исключения проникновения посторонних лиц.

ЗАКОН ЯВЛЯЕТСЯ ОСНОВНЫМ БАРЬЕРОМ ДЛЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ЗДАНИЙ

Для восстановления зданий нужен бизнес, а за счет чего его можно привлечь? Имеются ли какие-то льготы предпринимателям?

М.У.: Считаю, что объекты культурного наследия представляют интерес для малого и среднего бизнеса, потому что мы сегодня видим огромный поток туристов. Если там открывать объекты с коммерческой целью, например, пункты общественного питания, отели, хостелы, то это будет выгодно. В качестве примера хочу привести объект на улице Марджани,8, где раньше был пустырь, а сегодня действует гостинично-ресторанный комплекс «Татарская усадьба». До чемпионата мира по футболу 2018 года будет завершена вторая очередь – воссоздана усадьба Еникеева.

Интерес малого и среднего бизнеса присутствует, поэтому нет острой необходимости искать инвесторов. Единственная проблема – закон обязывает восстанавливать объекты культурного наследия в первозданном виде, без всяких пристроек и надстроек, что и озадачивает инвесторов. Это и является основным барьером для восстановления зданий.

Все-таки хотелось бы уточнить по поводу льгот инвесторам.

М.У.: В соответствии с Налоговым кодексом РФ, не подлежат налогообложению работы и услуги по сохранению объектов культурного наследия, включающие в себя консервационные, противоаварийные, ремонтные, реставрационные мероприятия, работы по приспособлению объекта культурного наследия для современного использования. Также освобождаются от имущественного налога здания, признаваемые объектами культурного наследия федерального значения. На территории нашей префектуры находятся 7 объектов культурного наследия федерального значения, в основном это культовые сооружения.

Помощник президента РТ Олеся Балтусова в одном из интервью сетовала на то, что в Старо-Татарской слободе инвесторы (собственники) исторических зданий отремонтировали их, но используют не по назначению – сдают под офисы, а для туристов они не интересны. Ситуация исправляется? (А. Жуков)

М.У.: Да, такая проблема есть. Но заставлять бизнесмена открыть музей или другой подобный объект, наверное, было бы неправильно, потому что на восстановление объекта они уже потратили очень большие средства. К вопросу использования зданий надо подходить через обсуждение, круглые столы. Чтобы открыть музей, нужна крепкая научная составляющая. А инвесторы ищут путь для «быстрых» денег: если уж вложились, хочется вернуть средства максимально оперативно.

Для примера приведу объект, принадлежащий ДУМ РТ. Дом Марджани, где он 30 лет прожил, был восстановлен, а внутри не было никакой жизни. Мы неоднократно встречались и обсуждали возможное использование этого дома, и в прошлом году там, наконец, что-то зажило: открыли галерейное пространство, сделали выставку шамаиля. Сегодня туда приходят родители с детьми, гости города, чтобы увидеть то, чем жил татарский народ, чтобы соприкоснуться с местной культурой и традициями. Но еще есть проблемы по внутреннему обустройству.

ПУСТУЕТ ТРЕТЬ ОБЪЕКТОВ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

Какой процент исторических зданий работает на туристов? Я имею в виду и кафе, и гостиницы, и музеи, выставки.

М.У.: К сожалению, похвастаться нечем. Если учесть и мечети, то на туристов работают не больше 30 процентов таких зданий.

А сколько процентов пустующих исторических зданий, для которых надо найти хозяина или управленца?

М.У.: На сегодня из 96 объектов культурного наследия, расположенных на территории префектуры «Старый город», пустует около трети. Среди объектов, которые сегодня не используются или используются неэффективно, дом Муллина (Каюма Насыри, 11), здание медресе «Кассымия» (Марджани, 28), торговая лавка Юнусовых (Каюма Насыри, 15/5), Апанаевская лавка (Каюма Насыри, 27), дом Галиаскара Камала (Нариманова, 48). Из числа объектов, которые не являются памятниками, - здание по улице Марджани, 20 и некоторые другие.

Мы проводим обсуждения с участием представителей ДУМ РТ, которому принадлежат пять объектов. Были с ДУМ РТ достигнуты определенные договоренности, однако проблема не решается. Например, по Дому Марджани: да, открылось галерейное пространство, но интерьер нужно воссоздать полностью. Средства на это минстроем предусмотрены. Еще пример – первый в мире социальный приют для детей-мусульман на улице Тукая, который в XIX веке открыл купец Юнусов. Этот объект тоже долгое время стоял без движения, но, наконец, мы достучались до кого нужно, и сегодня там началась реконструкция. Это будет «Дом закята».

По какой причине ДУМ РТ не столь активно восстанавливает отданные им здания?

М.У.: Говорят, что средств нет. После посещения слободы президентом РТ нам дано поручение внести свои предложения по оперативному управлению этим имуществом. Я выезжал в Москву и Санкт-Петербург, чтобы посмотреть, как там работают советы по культурному наследию. Там МБУ (муниципальное бюджетное учреждение) полностью управляет историческими объектами. Мы тоже предложили такой формат и уже практически создали МБУ «Историческая среда», но пока этот вопрос находится на рассмотрении в министерстве финансов РТ.

«ЛУЧШЕ ВЗЯТЬ В УПРАВЛЕНИЕ, ЧЕМ РАЗВОДИТЬ РУКАМИ...»

Много денег требуется?

М.У.: Порядка 5 миллионов рублей фонда заработной платы вместе с налогами. Но, если взять хотя бы 100 тысяч туристов и средний ценник в 50 рублей на каждого, и то уже получается 5 миллионов рублей. Все окупается! Причем у МБУ будет свой план по зарабатыванию денег в бюджет. Лучше взять в управление и заниматься использованием объектов, чем смотреть, как они простаивают, и разводить руками...

Я предлагаю пустующие объекты культурного наследия отдать под управление МБУ, чтобы оно занималось их дальнейшей судьбой – искало инвесторов, заинтересованных людей. К примеру, сегодня много людей, занимающихся народными промыслами, и они просят у нас площадки под свою деятельность. Они готовы сделать и дом татарского быта, и демонстрационные мастерские народных татарских промыслов, куда любой казанец или турист может прийти и своими руками попробовать что-то сделать.

Как МБУ будет «договариваться» с собственниками зданий, например, с ДУМ РТ?

М.У.: Эти объекты предлагается отдать на баланс МБУ, и тогда будет центр ответственности, с которого можно будет спросить результат.

Почему это нельзя сделать в рамках существующей формы управления – через префектуру?

М.У.: Префектура – казенное муниципальное учреждение, входящее в структуру исполнительной власти города, и у нас другие – управленческие – функции, прописанные законом. А МБУ, хотя и учреждено муниципалитетом, будет работать как хозяйствующий субъект, который имеет право зарабатывать деньги.

И что вам надо, чтобы МБУ заработало?

М.У.: Деньги на зарплату штата в 7 человек. Этот вопрос обсуждается, и пока минфин РТ не дает однозначного ответа.

Вы предлагаете и мечети, которые находятся под охраной государства, сделать платными хотя бы для туристов?

М.У.: У нас и кроме мечетей много зданий, где можно сделать интересные объекты. Наверное, духовное управление мусульман РТ будет против, но я предлагаю просто эффективно использовать имущество.

В начале 2000-х годов ДУМ РТ передали и те объекты, которые в свое время принадлежали духовным лицам. Но духовное управление мусульман, в соответствии с договорами передачи в безвозмездное пользование, не имеет права зарабатывать на этих объектах, поэтому вынуждено обращаться к властям за финансами на восстановление и содержание зданий.

«ПОД ИНДИВИДУАЛЬНОЕ ЖИЛЬЕ У НАС ТЕРРИТОРИИ НЕТ И НЕ ПЛАНИРУЕТСЯ»

У вас есть общее видение плана развития территории префектуры? Например, сколько не хватает кафе, гостиниц?

М.У.: Да, мы делали анализ. Жилой комплекс у нас небольшой – менее 150 домов, население – порядка 20 тысяч человек. Сегодня имеющегося количества объектов общественного питания хватает. У нас очень большое количество хостелов и гостиниц, причем их средняя заполняемость 70-80 процентов. Но не хватает интересных интерактивных площадок. Не хватает и музеев, но не классических, а мультимедийных, интерактивных, которые позволили бы по-другому взглянуть на историю, привлечь побольше молодежи.

Планируется ли индивидуальное жилищное строительство на территории префектуры? Из-за офисов, возникших на месте индивидуальных жилых домов, Старо-Татарская слобода потеряла колорит, привлекательность. (Резеда Шамилевна)

М.У.: Под индивидуальное жилье у нас территории нет и не планируется.

У вас нет ощущения, что Старо-Татарская слобода стала безжизненной, как это случилось с улицами Баумана и Кремлевской, когда из ветхого жилья всех переселили, а новое не построили?

М.У.: Когда я объезжаю территорию префектуры, радуюсь, что улицы Старо-Татарской слободы заполнены туристами, и их с каждым годом становится все больше. В летний сезон ежедневно от 10 до 40 автобусов организованных туристов приезжают на улицу Каюма Насыри. Старо-Татарская слобода уже зарекомендовала себя неким магнитом. Я уверенно могу сказать, что по посещаемости мы стоим на втором месте после Казанского Кремля. Наша территория непосредственно связана с историей и культурой татарского народа, и всем это интересно.

ЗА 2016 ГОД «СТАРЫЙ ГОРОД» ПОСЕТИЛИ ОКОЛО МИЛЛИОНА ТУРИСТОВ

Сколько туристов посещает «Старый город», каким образом их количество учитывается, какова динамика, насколько необходимо увеличить турпоток? Есть ли среди гостей казанцы, интересующиеся историей города? Куда чаще приходят туристы? Какие проблемы мешают увеличить турпоток? (Маршида)

М.У.: За 2016 год нас посетили около миллиона туристов, что на 30 процентов больше, чем в 2015 году, когда у нас было 750 тысяч туристов, и в 2014-м с 600 тысячами. Конечно, мы считаем только организованных туристов, с погрешностью процентов в 10. Вести подсчет туристов нам помогают туристско-информационный центр и гильдия экскурсоводов РТ. До 50 процентов туристов, которые приезжают в Казань, однозначно посещают Старо-Татарскую слободу. Задача состоит в том, чтобы как можно туриста как можно дольше задержался на нашей территории.

Сколько туристов планируете привлечь в этом году?

М.У.: Учитывая популярность Казани в целом, думаю, на 1,5-1,7 миллиона туристов вполне можем рассчитывать. Во всяком случае, такую задачу мы перед собой ставим.

А какова «пропускная способность» вашей территории?

М.У.: Думаю, потенциал нашей территории огромный. Мы уже отходим от сезонности турпотока, и показатель того – открывшиеся в прошлом году еще 6 объектов, реализующих сувенирную продукцию и предоставляющих услуги общественного питания. Причем они работают круглый год. Это говорит о том, что спрос есть. Мы зарекомендовали себя как территория, которая интересна. Но нужно развиваться. Что касается потенциала, то мы можем принять много гостей. И мы готовы!

О какой цифре вы мечтаете?

М.У.: В идеале – миллионов 10. Почему бы и нет? Но требуется сделать определенные шаги по развитию территории, чтобы пойти дальше.

И что там — дальше? Какая следующая ступень?

М.У.: Мы очень тесно работаем с Казанским архитектурно-строительным университетом, за что большая благодарность ректору Рашиту Курбангалиевичу Низамову. Недавно был проведен проектный семинар «Реконструкция архитектурной среды и благоустройство пешеходных коммуникаций центра Казани» («Пешком по городу»), о чем ваша газета написала. Было выбрано 6 территорий, затем студенты разрабатывали свою концепцию их развития. Надо отметить, что больше всего их интересовала Старо-Татарская слобода. Работа по ней была признана одной из лучших, 15 мая КГАСУ презентует ее президенту РТ и мэру Казани. В данной работе проведен очень подробный анализ нашей территории: логистика, арт-объекты, зоны отдыха, благоустройство. Все учтено, предложены хорошие решения. Надеюсь, что президенту проект понравится, а на втором этапе мы привнесем еще больше креатива в плане развития территории и интереса к ней.

Но ведь все это денег стоит! Студенты посчитали бюджет реализации проекта?

М.У.: Да, сумма очень большая... Сегодня есть проблема по парковочному пространству, и мы пытаемся этот вопрос решить. Но для исторической части города есть определенные ограничения. Студенты предложили улицу Марджани сделать пешеходной, а парковку – подземной. Они также предложили через улицу Татарстан сделать подземный переход с торговыми галереями. Очень интересное решение. Студенты видят в Старо-Татарской слободе центр современной культурной жизни татарского народа, чтобы там проходили такие мероприятия, как, например, фестиваль мусульманского кино.

Все эти проекты требуют огромных денег и времени, а есть предложения, которые реально быстро реализовать?

М.У.: Да, есть очень хорошее предложение благоустроить улицу Каюма Насыри. Здесь нужен не сплошной асфальт, а зеленые уголки со скамейками, чтобы люди могли прийти посидеть, полюбоваться. И арт-объекты нужны. Все это можно сделать и относительно небольшими средствами.

ПО СТАРО-ТАТАРСКОЙ СЛОБОДЕ ПРОЛОЖИЛИ ПЕШЕХОДНЫЕ МАРШРУТЫ

Существуют ли пешеходные маршруты по Старо-Татарской слободе? Если да, то где они проходят? (Аксенова)

М.У.: В настоящее время совместно с комитетом содействия развитию туризма и гильдией экскурсоводов РТ доработаны и утверждены три основных пешеходных маршрута по Старо-Татарской слободе: слобода Закабанная, слобода Забулачная, а также обзорно-пешеходное направление. Проходят маршруты по улицам Шигабутдина Марджани, Каюма Насыри, Габдуллы Тукая, Сафьян, Татарстан, Нариманова, Парижской Коммуны, Московской. Во время пешеходных экскурсий можно ознакомиться со всеми достопримечательностями нашей территории. В разработке еще один пешеходный маршрут – «Слобода мусульманская». После доработки все они будут размещены на туристические карты города.

Можно ли подсчитать, сколько зарабатываете на туристах? Есть ли данные, сколько заработали заведения Старо-Татарской слободы в новогодние праздники (как менялась эта цифра)? Какие музеи и прочие объекты наиболее популярны у туристов? (Ольга Николаевна Кузьмина)

М.У.: Например, у «Татарской усадьбы» выручка в эти новогодние праздники была чуть меньше, но не за счет того, что туристов убавилось, - средний чек стал чуть меньше. Надо признать, определенное количество туристов оттянула на себя Кремлевская набережная. Но уже ведутся переговоры с инвестором, чтобы сделать на нашей территории новогодний городок с елкой.

А та часть набережной Казанки, которая относится к территории префектуры, когда будет благоустраиваться? Там есть инвестор?

М.У.: Есть определенные планы о той части, но все зависит от финансов. У нас есть хороший проект по улице Фаткуллина – с пешеходным бульваром, с велодорожками. Президент РТ его одобрил, и мы надеемся, что выделят деньги. И можно будет соединиться с набережной. На этой улице есть красивые объекты, например, Азимовская мечеть, где сегодня полным ходом идет реконструкция.

ВОЗОБНОВЛЕНА ИСТОРИЯ ВСТРЕЧ ЗНАМЕНИТОГО «ВОСТОЧНОГО КЛУБА»

В августе прошлого года был создан фонд развития Старо-Татарской слободы. Как он работает? Каков бюджет фонда? Кто самые основные участники фонда? Сколько всего компаний в него входит? Какие мероприятия фонд спонсирует или проводит сам?

М.У.: Этот фонд был создан специально, чтобы привлечь внимание общественности, казанцев к Старо-Татарской слободе. Основной учредитель фонда – Зуфар Фадипович Гаязов, есть и попечительский совет во главе с депутатом Госсовета РТ Разилем Исмагиловичем Валеевым. В прошлом году благодаря фонду была открыта Лебединая заводь и уютный зоопарк. Каждый житель может оказать посильную помощь слободе, расходование средств фонда осуществляется прозрачно. В прошлом году с участием фонда мы провели сбор подарков на Сабантуй – для награждения победителей соревнований. Это такая национальная традиция – собирать подарки перед Сабантуем. Подарки были достойные, все они были переданы в оргкомитет казанского Сабантуя, который проходил в Березовой роще.

Также фонд проводит памятные мероприятия, посвященные Габдулле Тукаю, Каюму Насыри; творческие вечера наших заслуженных артистов, поэтов, композиторов, художников. По сути, возобновлена история встреч знаменитого «Восточного клуба» - центра татарской интеллигенции начала XX века, который имел огромное значение для становления национальной светской культуры, где выступал и сам Тукай.

Наверное, аудитория этих встреч адресована больше старшему поколению, а для молодежи что-то проводится?

М.У.: Вам не кажется, что в попечительском совете не хватает креативной молодежи, чтобы они предлагали и продвигали свои мероприятия? Творческое выступление Рината Хариса, которое проходило на улице около озера Кабан, собрало зрителей разного возраста. Молодежь с удовольствием слушает современную поэзию.

На этот год фонд запланировал какие-либо мероприятия?

М.У.: Обязательно продолжим встречи с известными личностями слободы. Также фонд примет участие в ежегодно проводимых мероприятиях, таких как сбор подарков на Сабантуй, фестивалях, ярмарках. А вообще, все не так просто – у каждого члена попечительского совета свое видение. Мы договорились еще раз собраться в мае и обсудить, какие мероприятия будем проводить.

Вам не кажется, что в попечительском совете не хватает креативной молодежи, чтобы они предлагали и продвигали свои мероприятия?

М.У.: Возможно. Но мы плотно работаем с всемирным конгрессом татар и его молодежным крылом – форумом татарской молодежи во главе с Табризом Яруллиным. В этом году третий год подряд на набережной озера Кабан мы совместно будем проводить фестиваль «Сенной базар» («Печән базары»). Фестиваль очень востребован именно молодежью. Каждый пришедший может ознакомиться с бытом, стилем одежды начала XX века, почувствовать себя представителями той эпохи. В прошлом году это мероприятие собрало порядка 4-5 тысяч человек. Табризу надо отдать должное – он очень креативный парень.

У фонда есть свой сайт? Наши читатели могут присоединиться к благотворителям...

М.У.: Сайт фонда развития Старо-Татарской слободы и благоустройства озера Кабан находится по адресу www.fond-sts.ru.

В январе 2018 года исполняется 200 лет со дня рождения Шигабутдина Марджани. Какие мероприятия планируются в префектуре? (Ильхам)

М.У.: Шигабутдин Марджани – это первый татарин, который начал системно писать историю татарского народа. Он 30 лет прослужил в одной мечети, и она была названа его именем. Это действительно великий богослов, философ. В рамках подготовки к юбилею мы уже провели рабочие совещания. Есть взаимопонимание с Институтом истории имени Марджани и с духовным управлением мусульман РТ. В будущем году планируется провести международную конференцию, опубликовать еще неизданные труды Марджани, организовать выставку.

«ЧТОБЫ ЧЕЛОВЕКУ ХОТЕЛОСЬ ВОЗВРАЩАТЬСЯ СНОВА И СНОВА»

Популярность того или иного места сегодня во многом зависит от его «раскрученности». Кто и как пиарит префектуру? Кто генерирует креативные акции? Каков штат префектуры, входят ли в него пиарщики и профессиональные экскурсоводы? (Дмитрий В.)

М.У.: Штат у нас небольшой – 13 человек, двое из них занимаются вопросами освещения событий территории, проведением мероприятий, различных акций. Мы создали свой сайт (old-kzn.ru), хотя, может быть, он еще не раскручен, но у нашей страницы в «Инстаграме» более 10 тысяч подписчиков. Мы ежедневно даем информацию в историческом экскурсе, материалы по объектам.

Существует ли стратегия развития территории «Старого города»? Если да, то какие направления она в себя включает, какие имеет цели и задачи, на какую перспективу рассчитана, каков ее приблизительный бюджет? (Алла Дмитриева)

М.У.: Стратегия развития префектуры является составной частью концепции развития Казани. Конечно, мы хотим, чтобы префектура была точкой притяжения нашей столицы. Центром Вселенной, наверное, не получится сделать, но к этому нужно стремиться... Хотелось бы, чтобы была красивая территория, комфортная среда, запоминающиеся места и объекты. Чтобы человеку хотелось возвращаться туда снова и снова. Считаю, для достижения этого много делается, а рост гостей подтверждает мои мысли.

На ваш взгляд, что является жемчужиной Старо-Татарской слободы и какие наиболее интересные достопримечательности рекомендуете посетить на особой заповедной территории Старо-Татарской слободы? (Диана Каримова)

М.У.: Мне как префекту очень сложно выделить какой-то объект, для меня вся Старо-Татарская слобода – жемчужина. Тем, кто еще не бывал там, рекомендую посетить «Татарскую усадьбу» (Марджани, 8). Обязательно нужно посетить комплекс мечети Марджани (Каюма Насыри, 17). Это первая каменная мечеть, которая в 1767 году была построена татарами. Это единственная мечеть в Казани, которая никогда не закрывалась. Надо посетить и Апанаевскую мечеть (Каюма Насыри, 27), которая была построена на год позже, чем мечеть Марджани. Купец Апанаев был меценатом и содержал эту мечеть. Думаю, после реконструкции должны заметно преобразиться Азимовская мечеть (Фаткуллина, 15) и дом Шамиля, где расположен музей Габдуллы Тукая (улица Тукая, 74). Пока дом на реконструкции, но, думаю, к концу года она завершится. Обязательно надо побывать в музее чак-чака (улица Парижской коммуны, 18). В прошлом году этот музей посетили 20 тысяч гостей. В 2016 году музей участвовал во всероссийском конкурсе и победил в номинациях «Сувенир года» и «Гастрономический сувенир».

WATER-FILM И ФОЛЬКЛОРНОЕ ШОУ

Какие-нибудь сюрпризы готовите на этот летний сезон?

М.У.: Открою вам секрет: в июне планируем запустить новый проект – Water-Film («Кино-озеро»). Это совместный проект с «ТатарКино» и лодочной станцией на озере Нижний Кабан. Рядом с Лебединой заводью будет установлен большой экран, просмотр фильма будет возможен только с воды. Думаю, отдыхающим понравится необычный формат просмотра.

А какой будет репертуар?

М.У.: Репертуар сейчас согласовывается с руководством «ТатарКино» - это фильмы татарстанских кинематографистов. Но надо, чтобы людям было и познавательно, и интересно.

Чье будет оборудование?

М.У.: «ТатарКино». Проект-то коммерческий – в ценник проката лодки будет входить и стоимость просмотра фильма. Мы планируем делать сеансы в выходные дни в определенное время. Если проект будет востребованным, перейдем на ежедневный показ.

Какие еще новшества будут?

М.У.: В плане на этот год программа для туристов – 40-минутное фольклорное шоу с рассказом легенды озера Кабан, с показом церемонии никах. Сейчас разрабатывается сценарий и подбирается удобная площадка. Надеюсь, что в исторической среде такая программа будет востребована туристами.

У вас на каждый сезон есть какое-то мероприятие или акция?

М.У.: Да, в начале года в Старо-Татарской слободе проходят новогодние празднования, в апреле – череда памятных мероприятий, посвященных Габдулле Тукаю, летом также хотим провести благотворительную ярмарку. Старо-Татарская слобода во все времена была центром притяжения и меценатства, поэтому ярмарки для нас имеют особое значение, и в прошлом году это мероприятие собрало много артистов и жителей города. В августе, на День города, мы делаем тематические программы.

О конкурсе и китайском проекте-победителе благоустройства набережной Кабана много писали, а что делается на практике? Найдутся ли средства на это дело? Кто будет выполнять работы? (Альберт Мусин)

М.У.: Наша сторона озера Кабан – это вторая очередь благоустройства, об этом пока еще рано говорить. В принципе, наша сторона относительно благоустроена, и сегодня стоит задача закольцевать набережную.

ВДОХНУТЬ В ЗДАНИЯ ДУШУ, ЧТОБЫ ПРОДОЛЖАЛАСЬ ЖИЗНЬ

В октябре исполнится три года, как вы руководите префектурой «Старый город». Какие итоги считаете главными и какие основные задачи ставите перед собой?

М.У.: Эти годы были для меня непростыми, но я для себя открыл очень много нового в истории татарского народа и культуре центра Казани. Промежуточным результатом для меня является то, что начатые к 2013 году благоустройство и восстановление объектов культурного наследия не остановились, они развиваются. Хотя было очень много скепсиса на этот счет. И открывается много новых объектов для туристов – сувенирные магазины, кафе, галерейные пространства.

Конечно, основная задача – не просто воссоздать объекты культурного наследия, но и вдохнуть в них душу, чтобы продолжалась жизнь. Было бы замечательно, если бы к 2020 году мы смогли это реализовать. Всем творческим организациям, креативным людям мы открыты, готовы обсуждать любые проекты. Площадка префектуры «Старый город» позволяет проводить любые мероприятия, поэтому – добро пожаловать.

Марат Закариевич, спасибо за интересный разговор. Успехов вам!

Опубликовано в «БИЗНЕС Online» 26 мая 2017 года

 

▲ Наверх