Официальный портал мэрии Казани

Виктор Степанцов: «От нас зритель всегда уходит с хорошим настроением»

Виктор Степанцов: «От нас зритель всегда уходит с хорошим настроением»

(Город Казань KZN.RU, 7 февраля, Алсу Сафина). Семь лет назад в Казани появилась площадка, позволяющая молодым коллективам ставить свои экспериментальные постановки. Первый спектакль, который увидели жители города 6 января 2010 года, стала «Зима» по одноименной драме Е.Гришковца, поставленная режиссером Рустамом Фаткуллиным.

За это время новое пространство превратилось в любимый многими казанцами и гостями из разных уголков России молодежный Театр на Булаке. Кто-то уже стал его постоянным зрителем, а кто-то только открывает для себя яркие и запоминающиеся постановки театра. О том, чем сейчас живет Театр на Булаке, рассказал его руководитель Виктор Степанцов.

«ГЛАВНОЕ ДОСТИЖЕНИЕ – ПРИЗНАНИЕ ЗРИТЕЛЕЙ»

Виктор Алексеевич, какая идея закладывалась при создании молодежного Театра на Булаке 7 лет назад? Что удалось реализовать за это время?

В.С.: Это не совсем семилетний день рождения театра. Семь лет назад был открыт новый театральный молодежный проект, а театр официально зарегистрирован немного позже. Первоначально в этом проекте участвовали более 10 режиссеров. На нашей сцене играли и студенты, и профессионалы, и педагоги, в основном из театрального училища.

Семь лет назад это был проект, сейчас это профессиональный театр, у которого есть труппа, и для ребят «Театр на Булаке» является основным местом работы. В составе труппы выпускники театрального училища Казани, московских театральных вузов, конечно, мы привлекаем и студентов.

За это время мы заслужили главное признание - зрительские симпатии. Слово «молодежный» в названии театра не говорит о том, что к нам приходит только молодежь. Возрастной диапазон наших зрителей - от самых маленьких до почти 90-летних. Недавно познакомился с дамой, которая сказала, что меньше чем через месяц ей исполнится 87 лет. Зритель же для нас и главный критик.

К нам приезжают гости не только из разных регионов страны, но и из других стран. Самые дальние гости были с Аляски, из Заполярного круга. Приятно, когда зрители говорят, что купили билеты на наши спектакли заранее, еще находясь у себя дома, когда зарубежные зрители возвращаются к нам. Конечно, для академических театров в этом, наверное, ничего удивительного. Но мы еще совсем маленькие, а нас уважают.

Почему, на ваш взгляд, театр пользуется большой популярностью у зрителей, ведь, как правило, за несколько дней до спектаклей билетов практически нет?

В.С.: У нас есть зритель, который более 40 раз смотрел одну и ту же постановку, нашу визитную карточку - спектакль «Зима» по произведению Е.Гришковца. На этом спектакле люди и смеются, и плачут. В нашем репертуаре появился еще один спектакль, который я также считаю визитной карточкой, - «14 писем к…» по произведению Эрика-Эммануила Шмита. Это моноспектакль, за который мы получили республиканскую премию «Тантана». На этом спектакле мужчины плачут, не стесняясь, в голос. А потом покупают билеты в первый ряд на комедию.

Я считаю, что это результат работы всего коллектива: режиссера, актеров, художника по свету, звукооператоров и всего административного состава. Самое главное – независимо от жанра, постановки, режиссера, который ее ставил, от нас зритель всегда уходит с хорошим настроением. Даже если вытирает мокрые от слез глаза, все равно настроение хорошее. Нет той тяжести, которая окружает нас за стенами театра.

У нас есть традиция – мы открываем каждый спектакль: сначала я, потом передаю слово режиссеру. Мы хотели отказаться от этой традиции, но оставили по просьбе зрителей. Мы всегда с ними общаемся, получаем обратную связь. Именно они говорят «Вы другие. У вас уютно».

Какая атмосфера царит на ночных спектаклях?

В.С.: Мы первыми в Казани ввели в практику ночные показы. В нашем репертуаре есть два спектакля, которые мы показываем ночью – они начинаются в 22 и 23 часа. При этом там нет грязи и ничего пошлого, и мы собираем полные залы. И если на вечерних спектаклях зритель еще не успел отойти от повседневных забот, он сдержанный и закомплексованный, то на ночных спектаклях – просто песня! Актерам важно, чтобы была отдача зрителей.

Влияет ли камерная обстановка в театре на восприятие постановок?

В.С.: Конечно, в мягком кресле удобнее сидеть, но я предпочитаю принцип холодильника: неважно, что снаружи, важно, что внутри. Да, конечно, у нас не очень приспособленное здание – это бывшая швейная фабрика, да, есть неудобные места в зале, где смотреть спектакль мешает колонна. Но самые дешевые билеты у нас покупают только для того, чтобы зайти в зал. А после этого садятся на ступени, откуда лучше видно сцену. И это не тинейджеры. Например, у нас был зритель – взрослый мужчина, из Лондона, который сказал: «Мне важно прийти посмотреть, не было больше мест». У нас порой бывает так, что яблоку некуда упасть, и зритель готов сидеть где угодно, лишь бы было видно. А вообще лучше заранее покупать билеты.

«ЛЮДИ УСТАЛИ ОТ БЫТА И НЕГАТИВНОЙ ИНФОРМАЦИИ»

Сколько сейчас спектаклей в репертуаре? Будут ли какие-то премьеры в 2017 году?

В.С.: В нашем репертуаре более 20 постановок. Конечно, мы планируем представить новые спектакли в этом году.

Слышал, что российские государственные театры хотят через Минкульт обязать ставить спектакли по классическим произведениям. Нас не надо заставлять – мы сами хотим поставить в нашем театре спектакль по классическим произведениям для школьников средних и старших классов. Мы обсуждаем эту идею с главным режиссером и другими режиссерами.

И вопрос не в том, что поставить, а в том, как это сделать, чтобы было интересно школьникам. Это здорово, когда в театр не родители приводят детей, а дети родителей, бабушек и дедушек. Это говорит о том, что дети хотят делиться хорошим.

Были ли неудачные постановки?

В.С.: Были спектакли, которые ставили, а потом постепенно сняли. Зрителя надо готовить. Он хочет отдыхать, люди устали от быта и негативной информации, которая льется со всех сторон. Но отдых все представляют по-разному, мы внимательно относимся ко всем отзывам, рассматриваем и обсуждаем их.

Наверняка за все время не обходилось без курьезных случаев - на сцене, в зрительном зале и за кулисами…

В.С.: Редкий спектакль проходит без того, чтобы кто-нибудь из зрительниц не поднялся по пожарной лестнице, которую видно, как только войдешь во двор, и над которой висит баннер. Бывает, что снимаем их с пожарной лестницы. Иногда зрительницы поднимаются наверх, заходят в зал, спрашивают, где гардероб и, пройдя через зал, спускаются вниз.

Женщины почему-то не видят, что есть парадный вход. При этом пожарная лестница находится в метре от земли. Наверное, думают, что раз театр молодежный, значит, здесь все креативно (улыбается – прим.ред).

«СО ВЗРОСЛЫМИ ЛЕГЧЕ РАБОТАТЬ, А С МОЛОДЕЖЬЮ ИНТЕРЕСНЕЕ»

Остался ли в театре кто-то из первоначального актерского состава?

В.С.: Осталось не так много ребят, которые здесь с самого основания. Нам не хватает актеров. Я как-то посчитал – для полного счастья труппа должна состоять из 30 человек, а сейчас у нас 15 актеров.

Я рассматриваю театр как бизнес-модель и ставлю перед собой задачу создать комфортные условия для актеров. Мы обсуждаем с ними, что нужно, чтобы нам жилось еще лучше. И все это делается для зрителя.

В чем, на ваш взгляд, причина нехватки актеров?

В.С.: Мне понравилось выражение одного из руководителей московского института, который сказал, что настоящий актер - тот, кто умеет работать, имеет терпение и талант. Есть талантливые ребята, но у которых нет двух других качеств.

К тому же у нас необычный театр, и не каждый актер здесь будет чувствовать себя на своем месте. Года три назад я побывал на кастинге, который проводил главный режиссер Рустам Фаткуллин, и понял, в чем различия школ. Чтобы поменять образ, кому-то достаточно щелчка пальцем, а кому-то нужно минут 5. Кто подходит, а кто нет, решает режиссер. Как правило, ставя спектакль, он видит образ, знает свой материал. Удачный выбор актера – 50 процентов успеха в постановке.

Следите ли за судьбой ребят, которые работали в вашем театре?

В.С.: Все, кто был задействован в развитии театра, работали достойно. Хотя кто-то из них и решил сменить направление. Однажды меня спросили, сожалею ли я о чем-то. Да, о том, что некоторым ребятам не хватило терпения, с ними сейчас можно было бы ставить серьезные проекты. Молодежь!.. Со взрослыми легче работать, с молодежью – интереснее. Никто не сможет заменить или искусственно создать ту искренность, с которой работают ребята.

«У НАС НЕТ ЗАДАЧИ СДЕЛАТЬ ВСЕХ АКТЕРАМИ, МЫ РАСКРЫВАЕМ СПОСОБНОСТИ ЛЮДЕЙ»

У вас работает театр-студия для детей и взрослых. Как возникла идея ее создания?

В.С.: Меня как-то пригласили на один международный вокальный конкурс. Я посмотрел его, и у меня родилось название всем этим конкурсам – «Маленькие трагедии». Я наблюдал за детьми, которые готовятся очень долго и трепетно, но конкурсный отбор проходит только около 2% участников, остальные остаются за бортом, и для них это трагедия. Я вышел с предложением ко всем: приходите к нам, мы посмотрим на вас и возьмем всех, мы вам дадим то, чего не дают в другом месте.

Занятия для детей в театре-студии проводятся по 5 дисциплинам: актерскому мастерству, пластике, вокалу, сценической речи и хореографии – всего 20 учебных часов в месяц. Завершается курс выпускным спектаклем на сцене театра. Но, как призналась одна из родительниц: «Я никогда не видела таких счастливых глаз у своего ребенка!»

В июне прошлого года мы поставили на сцене театра им.Г.Камала спектакль «Краснобай» по повести Александры Сорокиной-Грайфер. Это была большая серьезная работа, в которой было задействовано около 40 человек, в том числе два мальчика и две девочки из нашей театральной студии.

Вслед за детской мы открыли театральную студию для взрослых.

А что для себя находят в театр-студии они?

В.С.: У нас нет задачи сделать всех актерами, мы раскрываем способности людей. Многие выбирают в качестве хобби танцы или что-то еще. Но вопрос, где потом человек будет реализовывать себя. Мы даем все в комплексе: актерское мастерство, сценическую речь, пластику, вокал и современный танец. Это все пригодится в обычной жизни. Кроме того, занятия актерским мастерством и другими дисциплинами дают человеку внутреннюю уверенность и возможность общения.

Полгода вы живете в атмосфере театра, после чего в завершении курса вы играете на сцене. Сейчас у нас уже есть категория «студентов», которые обучились несколько сезонов и продолжают заниматься на курсах театра-студии. Это определенный вид хобби на всю жизнь.

И в завершение, какой спектакль ваш любимый?

В.С.: Все. Меня часто спрашивают: «Вы каждый спектакль смотрите?» Практически да, пользуюсь положением. Смотрю, оцениваю работу, игру, зрительскую активность и эмоции. Они каждый раз разные, ведь у нас все по-настоящему.

 

▲ Наверх