Официальный портал мэрии Казани

Рустем Абязов: «Наша задача – повернуть лицом друг к другу классику и этно»

Рустем Абязов: «Наша задача – повернуть лицом друг к другу классику и этно»

(Город Казань KZN.RU, 24 ноября, Алсу Сафина). В декабре в Казани в пятый раз пройдет «Абязов-фестиваль», который каждый раз становится большим событием в музыкальной жизни города. И неслучайно – здесь нет повторений и клише, а лишь воплощение на сцене интересных и необычных идей. Чем в этом году порадует казанцев фестиваль и какие коллективы приедут вскоре в столицу Татарстана, рассказал в интервью художественный руководитель и главный дирижер Казанского камерного оркестра «La Primavera» Рустем Абязов.

«КЛАССИКА И ЭТНО ИСТОРИЧЕСКИ ОЧЕНЬ СВЯЗАНЫ»

Рустем Юнусович, в этом году «Абязов-фестиваль» пройдет в 5-й раз. Как возникла идея его проведения, и как видоизменился формат фестиваля за 5 сезонов?

Р.А.: Я начал готовиться к юбилею – 50-летию, но слишком заранее, когда мне было 42 года. Придумал этот фестиваль и решил – а зачем я буду ждать столько лет? И провел его на 45-летие. Так все и началось. На 50-летие все было гораздо масштабнее, на фестиваль приехали многие знаменитые музыканты.

После этого думал, что проект не будет продолжаться. Но поговорил с музыкантами, представителями Министерства культуры РТ, и все поддержали фестиваль. Необходимо было придумать что-то другое, поменять концепцию. И возникла идея объединять на этих фестивалях классическую музыку с чем-то еще.

Третий фестиваль, который назывался «Объединяя музы», стал переломным. Было интересно объединить музыку и живопись, литературу, хореографию, музейное искусство. Более того, это был год конца света, которого все ждали 12.12.12. Я решил на этот день назначить открытие фестиваля, а закрывался он 21.12.12. Получилось все удачно. Многие СМИ тогда пиарили это мероприятие так, что вместо конца света Абязов приглашает на фестиваль.

После третьего фестиваля я не стал ставить перед собой такие масштабные задачи, как объединить все виды искусств. Четвертый фестиваль назывался «Джаз в классике и классика в джазе», а пятый будет посвящен этномузыке.

Почему была выбрана именно она?

Р.А.: Сочетание этнических инструментов со струнным камерным академическим оркестром – достаточно неизведанное направление. Есть, конечно, попытки сыграть с оркестром на дудуке. Знаю, что в Башкортостане есть интересный опыт, когда написаны концерты для курая с симфоническим оркестром. Есть для кубыза. Но все это одиночные примеры.

Я очень люблю башкирский курай - он настолько богат экспрессией, обертонами, трогающими глубины души! Однажды я слышал, как ансамбль кураистов играл музыку из «Титаника». Это настолько красиво и здорово! Потрясающе! Даже красивее, чем звучит в фильме.

На фестивале хотелось представить интересных исполнителей на этнических инструментах и их сочетание с камерным оркестром. Поэтому у нас такое неопределенное название: «Классика + этно = ?» Мы не знаем, что из этого получится. Тем более что в этот раз я решил пойти несколько по другому пути, нежели обычно.

Так, на фестивале, посвященному джазу, мы играли готовые произведения: или классические с элементами джаза, или джазовые на тему классических мелодий. Хотя, конечно, тогда тоже были произведения, написанные специально к фестивалю Мишей Пятигорским, который приезжал в Казани вместе со своим трио из Америки.

В этот раз, поскольку материал неоткуда взять, я решил обратиться к молодому, талантливому композитору Ильясу Камалову, который, пусть и не громко, но уже заявил о себе, и дать ему возможность пофантазировать. Поэтому отдал ему на откуп музыкальную часть фестиваля – всех трех концертов. Мне кажется, для него это хороший шанс показать свои композиторские способности.

Где эти точки соприкосновения классики и этно?

Р.А.: Начнем с того, что классические инструменты возникли в процессе эволюции из этнических инструментов. Мы исторически очень связаны. Эти музыкальные направления развиваются каждый по своему пути. Наша задача – повернуть их друг к другу лицом.

«АЛЬБИНОНИ НА ДУДУКЕ ВМЕСТЕ С КАМЕРНЫМ ОРКЕСТРОМ – ЭТО БУДЕТ ГЕНИАЛЬНО»

Как проходил выбор музыкальных коллективов и артистов – участников 5-го фестиваля?

Р.А.: Мы хотели, чтобы все три концерта были совершенно разными. На первый концерт мы пригласили интереснейший ансамбль «Indialucia» (Индия/Польша). В его названии слышно «Индия» и «лусия» – от Андалусии. Действительно, они играют на андалузской гитаре, индийской ситаре и индийских перкуссионных инструментах – такое сочетание несочетаемого. Плюс к этому камерный оркестр – это будет интересное «месиво».

На второй концерт мы пригласили двух солистов: дудукиста из Санкт-Петербурга Арсена Григоряна и самого знаменитого гусляра России Гудимира (Максим Анохин – прим. автора). Стоит сказать, что в Казани с классической сцены дудук будет звучать во второй раз. В первый раз этот инструмент прозвучал на мировой премьере «Пантикапейского дневника». А вот гусли живьем я никогда не слышал.

Завершает фестиваль знаменитый казахский этно коллектив «Туран».

У нас была идея пригласить грузинский вокальный ансамбль. Мы вели переговоры, но пригласить тех, кого мы хотели, не получилось по финансовым причинам, а те, кто мог приехать, не очень понравились нам.

Долго ли шла работа над музыкальной частью фестиваля?

Р.А.: Мы с Ильясом Камаловым наметили примерную программу. Около полугода он работает над тем, чтобы в каждом концерте была какая-то увертюра, что-то исполнял приглашенный коллектив, что-то – оркестр, а потом большую часть концерта – мы выступали вместе.

Некоторые вещи мне понятны. Например, как будет звучать Альбинони, исполненный на дудуке, который, на мой взгляд, один из красивейших духовых инструментов, вместе с камерным оркестром. Я считаю, что это будет гениально, просто божественно. А как будет звучать турановский кубыз и другие казахские инструменты – я пока представляю с трудом. В этом и есть весь интерес.

Мы дали материалы Ильясу Камалову в начале лета. Другое дело, что, например, с ансамблем «Indialucia» окончательно вопрос решился месяца 1,5-2 назад. Так что сейчас Ильяс Камалов готовит материал для концерта с «Indialucia».

Сложно ли было пригласить этот коллектив?

Р.А.: Они востребованы. Надо было решить финансовые, организационные вопросы. Но мы начали подготовку загодя, и с этой точки зрения успели вовремя. Кроме того, исполнители, которые входят в состав ансамбля, живут в разных странах.

В первую очередь, этот коллектив должен привлечь интересным сочетанием инструментов. Убежден, например, что ситара в Казани в таком формате никогда не звучала. Индийская музыкальная культура – очень необычная и для нас не очень понятная. Мы в свое время, два года назад взорвали Казань приглашением скрипача Субраманиама из Индии. Я знал, что это легенда скрипичного искусства, что это не то, к чему мы привыкли. Когда он давал концерт здесь, в Казани и Нижнекамске – это был фурор. Он приезжал с сыном, музыкантами-ударниками. Мы продолжаем это направление – знакомство с индийской музыкой. Хотя в данном случае знакомство будет опосредованным, потому что это будет не чисто индийская музыка, а в сочетании с европейской.

«МУЗЫКА ТРОГАЕТ ЧЕЛОВЕКА, ЕСЛИ В НЕЙ ОТРАЖЕНА ЛЮБОВЬ ИЛИ ЕСТЬ ОЩУЩЕНИЕ ВЕЧНОСТИ»

Почему на фестиваль заявлен только один казанский коллектив – «Трикветра»? И много ли в городе исполнителей этнонаправления?

Р.А.: Во-первых, этим немного кто занимается. Во-вторых, фестиваль призван знакомить публику с теми, кого они не очень знают, и с теми, кто признан в мире. Мы стремились к этому и, мне кажется, достигли.

Коллектив «Туран» бывал в Казани, на этническом фестивале. Но я живьем этот коллектив не слышал, только в записи. «Indialucia», насколько мне известно, не была здесь.

Казанский коллектив – молодые ребята, увлеченно занимаются своим делом. У них интересные инструменты, например, диджериду - один из старейших духовых инструментов в мире, который издает только один звук, но им можно творить чудеса. На меня он действует как на первобытного человека, наверное, действовали барабаны. Что-то подсознательное всплывает.

А много ли в городе коллективов, которые исполняют музыку этнонаправления, мне трудно сказать. Классика и этно - это два немного параллельных музыкальных мира, которые не очень соприкасаются. То, что происходит в мире этнической музыки, даже в Казани, мы, академические музыканты, почти не знаем. Равно, думаю, как и наоборот: они не очень в курсе того, что происходит в классической музыке. На фестивале будет попытка объединить их и посмотреть, что из этого получится.

На закрытии фестиваля прозвучит «голос великой степи». Насколько он близок вам?

Р.А.: «Туран» - это один из именитых и мастерских ансамблей этнической музыки. В этой музыке есть ощущение вечности. Я считаю, что музыка трогает человека только в том случае, если в ней отражена любовь или есть ощущение вечности. В остальных случаях она проходит мимо: она может ласкать ухо, но душу не затронет.

«СЧИТАЮ СЕБЯ НЕСЧАСТНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ – Я СЛУШАЮ МУЗЫКУ КАК ПРОФЕССИОНАЛ»

Как бы вы охарактеризовали аудиторию «Абязов-фестиваля»?

Р.А.: Здесь нет целевой аудитории, самый широкий круг слушателей. Это неравнодушные, интересующиеся люди, прежде всего, любящие музыку. В любом случае на фестивале будет звучать музыка, а любопытствующим мы представим еще и необычную музыку, необычные сочетания, звучания.

Это не для профессионалов, однозначно. Если он профессионал в классическом искусстве, будет с пренебрежением относиться к этно, и наоборот. С профессионалом всегда трудно. Поэтому я считаю себя несчастным человеком – я слушаю музыку как профессионал и не могу ею наслаждаться – начинаю ее «препарировать» и думать не о том.

Не планируете ли проводить «Абязов-фестиваль» не раз в два года, а чаще?

Р.А.: Мы это обговорили и с Министерством культуры РТ: фестиваль «L'arte del arco» проходит ежегодно, а «Абязов-фестиваль» – раз в два года. Это удобно со многих точек зрения, в том числе с финансовой.

Есть коллективы, которые проводят фестивали «на готовеньком»: есть оркестр, солисты, которых можно пригласить – надо только разложить, договориться с солистами. В «L'arte del arco» мы идем по такому пути, ничего не сочиняем. Главное – найти топ-музыкантов, которые бы представляли струнно-смычковое искусство.

В «Абязов-фестивале» другое, все делается практически с нуля. Проводить его чаще, чем раз в два года будет физически тяжело.

Классика сочеталась с джазом, сейчас – с этно. Есть ли уже идеи по поводу шестого фестиваля?

Р.А.: Это самый сложный вопрос! Меня он тоже уже начинает беспокоить: а что через два года? Мне трудно сказать. По поводу «Классики и этно» мне мысль пришла через год после четвертого фестиваля. Пока два года впереди, один год на размышления, один – на организацию.

 

▲ Наверх