Официальный портал мэрии Казани

Г.Габбасова: «Когда есть шанс сберечь семью, нельзя им не воспользоваться»

Г.Габбасова: «Когда есть шанс сберечь семью, нельзя им не воспользоваться»

(Город Казань KZN.RU, 22 марта, Ксения Швецова). Бытует мнение, что если семейная пара решила подать на развод, то останавливать ее не нужно – разбитую чашку не склеить, да и зачем вмешиваться в личные дела семьи? Но, как оказалось, получить последний шанс, благодаря которому можно сберечь самое ценное, хотят очень многие. Это подтверждает проект «Сохраним семью», который стартовал в Казани совсем недавно. Семейным парам на этапе подачи заявления на развод протягивают руку помощи. О том, каких результатов удалось добиться благодаря проекту «Сохраним семью», кто охотнее – мужья или жены – становятся его участниками, а также о том, как изменился возраст казанских молодоженов, мы поговорили с начальником Управления ЗАГС Исполкома Казани Гузель Габбасовой.

ДОГОВОР НА СЛУЧАЙ ССОРЫ

Гузель Фаритовна, расскажите подробнее о проекте «Сохраним семью». Уже удалось достичь каких-то результатов?

Г.Г.: Над этим проектом мы тщательно работали в 2015 году, а вот первое занятие по восстановительной медиации состоялось в начале этого года. Это уникальный проект, он не имеет аналогов в России. Есть, конечно, похожие проекты в Америке и в Европе, но ни один из них не проводится на базе ЗАГС на бесплатной основе. У нас же он носит социальный характер, что очень привлекает семейные пары.

Первое занятие по восстановительной медиации мы провели 13 января, тогда участие в нем приняли семь пар, подавших заявление на развод, все они состояли в браке не более года. Они общались с профессиональными психологами – медиаторами, делились своими проблемами. Все семь пар приняли решение принять участие в следующей примирительной встрече. В итоге одна пара брак все-таки расторгла, а остальные шесть пришли к примирению. Шесть из семи! Вообще, результаты проекта обнадеживают. В январе во встречах с психологом-медиатором приняли участие 25 пар, 15 их них пришли к примирению.

В феврале услугами медиаторов воспользовались 37 пар. Стали обращаться пары, которые уже развелись, но хотят урегулировать конфликт и начать жизнь с чистого листа.

Сколько раз одна пара может прийти на консультацию психолога? Или таких ограничений не предусмотрено?

Г.Г.: Нет, конечно, психологи работают с парами вплоть до решения их проблем. Есть пары, которые периодически приходят на встречи, а есть и такие, которые регулярно созваниваются с медиатором. Вообще, связь с парами после «сеанса» медиации не прекращается. Мы ведем телефонный «патронаж», узнаем о планах супругов на будущее, отслеживаем эту информацию.

А насколько проблема разводов вообще актуальна для нашего города? Неужели дела так плохи, что приходится уделять этому столько внимания?

Г.Г.: Нет, на самом деле количество разводов у нас значительно снизилось: за прошлый год в Казани свой брак расторгли 4678 пар – это на 7,5% меньше, чем в 2014 году. Да и в сравнении с другими городами-миллионниками – такими, как, например, Уфа, Самара, Нижний Новгород, Пермь – мы по этому показателю самые благополучные. Но все-таки 4678 пар – это много. А учитывая, что основная доля разводов традиционно приходится на молодые семьи, прожившие совместно не более 5 лет, мы понимаем, что чаще причиной становится обычное недопонимание, нежелание пойти на уступки. При этом все знают, что разводы наносят большой вред психическому состоянию ребенка. В конце концов, для того, чтобы приложить усилия и помочь людям спасти семью, не нужно ждать каких-то катастрофических статистических данных.

Наверняка на встречи с медиаторами жены своих мужей приводят чуть ли не силой?

Г.Г.: Как раз здесь вы ошибаетесь. Интересное наблюдение, которое мы сделали, проанализировав обратившиеся пары: инициаторами встреч с медиатором в основном являются мужчины. А еще две пары записались на прием к медиатору по совету свекрови.

Успешных результатов, наверное, удается достичь только с молодыми семьями?

Г.Г.: Нет, почему? Успех от семейного стажа не зависит. К примеру, в феврале к нам приехала пара из Набережных Челнов с семейным стажем в 15 лет. Встреча длилась около четырех часов. В итоге пара заключила медиативное соглашение, в котором супруги обговорили, как они будут подходить к вопросу воспитания ребенка, как будут вести себя при возникновении ссор и так далее. И если возникает конфликт, то они дают друг другу время подумать, а после начинают разговор с обоюдных извинений. И все прописано, скажем так, задокументировано. Это еще раз доказывает, что при желании решить можно вопросы любой сложности. Способы разные есть, вплоть даже до заключения соглашений.

А не считаете ли Вы, что если семейная пара решила подать на развод, то вмешиваться в это не стоит? Это ведь личное дело каждого.

Г.Г.: Ну, во-первых, мы не настаиваем на участии пар в проекте – если супруги окончательно решили развестись и не хотят идти ни на какие уступки, то это их право. Основной принцип проекта – добровольность. А во-вторых, укрепление и поддержание института семьи – это все равно наша приоритетная работа, и, хотя мы понимаем, что не во всех случаях нам удастся сохранить семью, мы будем продолжать эту работу. К тому же, знаете, опыт показывает, что основная часть пар все-таки соглашаются пойти к медиатору. Люди понимают, что если у них есть шанс сохранить семью, то они просто не могут им не воспользоваться.

МОЛОДОЖЕНЫ ПОСТАРЕЛИ

Гузель Фаритовна, вы сказали, что количество разводов в городе заметно уменьшилось. А как изменилось количество браков?

Г.Г.: В прошлом году в Казани создано 12495 семей – это несколько меньше, чем в 2014 году, когда было создано 12909 семей. Но это объясняется тем, что сейчас в брак вступает поколение 90-х, когда по всей стране рождаемость существенно снизилась.

А возраст молодоженов как-то поменялся? Все говорят, что у нас женятся намного раньше, чем, к примеру, в Европе.

Г.Г.: В этом плане мы тоже, можно сказать, приближаемся к европейским стандартам. Еще 10 лет назад большинство наших девушек выходили замуж в возрасте до 25 лет, а если невеста была старше этого возраста, то ее чуть ли не «старой девой» считали. Сейчас этот взгляд в корне изменился: таких девушек, которые вступают в брак до 25 лет, – только 37%. А в основном, возраст невест приблизился к 29-30 годам. Схожая динамика прослеживается и у мужчин.

Соответственно, и средний возраст материнства в Татарстане уже вырос с 25 до почти 29 лет. Такие показатели означают, что к институту брака и семьи наши жители начинают относиться более серьезно, создают семьи и заводят детей только тогда, когда уже прочно стоят на ногах, более сознательны и имеют финансовую стабильность. Поэтому и разводов у нас значительно меньше, чем в других городах-миллионниках.

Необычные свадебные церемонии по-прежнему пользуются популярностью?

Г.Г.: Нет, в последнее время мы замечаем, что подавляющее большинство брачующихся предпочитают классические свадьбы под марш Мендельсона. Раньше молодожены очень часто придумывали что-то необычное – ну, например, в прошлом году на церемонию в Чашу молодожены приехали на велосипедах, мотоциклах. А вот сейчас на подобные экстравагантные поступки идут единицы.

Говоря о свадебных церемониях, нельзя не коснуться формы сотрудников ЗАГСа…

Г.Г.: Да, введение этой формы действительно на какое-то время стало чуть ли не самой обсуждаемой темой в городе. Но знаете как бывает – у нас ведь любое новшество встречается критикой. Скажу честно, мы даже не ожидали, что эту тему так подхватят СМИ, и она так затронет неравнодушных жителей нашего города. Ведь когда мы запускали конкурс на создание образа регистратора, то он был открытым. И было бы здорово, если бы граждане в таких конкурсах участвовали так же активно, как они участвовали в обсуждении финальной работы.

На самом деле тот наряд, который победил в конкурсе, очень нравится и самим регистраторам, и начальникам отделов, и мне самой, и молодоженам. Он скромный, но при этом имеет элегантный вид, стройнит и подчеркивает фигуру, цвета при этом «не кричат». Мы не привлекаем к себе внимания, и основными виновниками торжества остаются жених и невеста, но при этом сотрудников ЗАГСа очень легко отличить от остальных, они не сливаются с гостями. Нас видно, мы стали неким брендом, к чему мы, собственно, и стремились, когда запускали этот конкурс.

Выбранный наряд регистраторы будут носить постоянно?

Г.Г.: Этим летом наши регистраторы еще продолжат работать в таком образе, но уже к следующему сезону мы планируем провести новый конкурс эскизов. Вообще, мы будем проводить такие конкурсы регулярно минимум раз в два года, и будем очень рады, если наши неравнодушные граждане примут в них активное участие. Никаких ограничений нет – делитесь своими мыслями, мнениями, покажите нам, как вы это видите, и мы обязательно учтем все пожелания при создании следующего образа регистраторов.

Есть ли в планах запуск каких-то новых интересных проектов?

Г.Г.: Конечно, идей, как всегда, масса. Например, у нас уже был проект «Школа невест», который собирал лучших свадебных специалистов города. Участницам – а их количество достигало 150-200 человек –рассказывали о том, как спокойно и без нервов организовать самую лучшую свадьбу.

В продолжение этой темы сейчас мы планируем запустить нечто похожее – «Завтрак невест». Первый такой завтрак пройдет 17 апреля. На базе Центра семьи «Казан» соберутся будущие невесты и обсудят моменты по организации свадьбы по всем направлениям. Здесь основной акцент делается на психологическом аспекте – все-таки свадьба – это для невесты событие нервозное. «Завтрак невест» поможет будущим женам получить максимум удовольствия от подготовки к торжеству, успокоиться и пообщаться друг с другом.

Тонкости мероприятия мы пока продумываем, но скоро уже будем готовы сообщить о нем и собрать невест на первый завтрак.

Гузель Фаритовна, в завершение не могу не задать вам вопрос – откуда вы черпаете свое вдохновение? Столько интересных проектов в городе проводятся по инициативе официального учреждения, что это даже удивляет.

Г.Г.: Я в принципе человек близкий к творчеству, и просто быть закованной в чиновничьи рамки я бы не смогла. Это у меня в характере заложено – всегда привносить в ежедневную работу какой-то креатив, придумывать что-то интересное, свежее. Хотя, конечно, когда я только пришла в ЗАГС, то не верила, что это у меня получится – думала, что это рутинная работа по регистрации актов гражданского состояния. Но, уже проработав некоторое время, проанализировав ситуацию с коллегами, мы поняли, что ЗАГС – это очень даже творческая площадка и полноценный институт по укреплению семейных ценностей.

Когда создаете очередной проект, не боитесь, что его посчитают неуместным? Не боитесь рисковать?

Г.Г.: Перед тем, как объявить о каком-то новом проекте, мы тщательно его прорабатываем, получаем от жителей обратную связь, тестируем его на фокус-группах, так что в этом плане мы, можно сказать, подстраховываемся. Да и, в конце концов, самый большой риск – это не рисковать!

 

▲ Наверх